АТВ Ставрополь
Жизнь после войны
Ежегодно в начале мая принято вспоминать о подвигах ветеранов Великой Отечественной войны. Однако далеко не все задумываются о том, как сложилась жизнь героев после 45-го года. Мы узнали, как живут ветераны сегодня, что их беспокоит и что бы они хотели сказать молодёжи.
Петр Дмитриевич Белокопытов
О герое
Пётр Дмитриевич Белокопытов родился 18 октября 1926 года в Дмитриевском районе Ставропольского края. В составе сапёрного взвода участвовал в освобождении Кавказа. Награждён орденом Отечественной славы II степени, медалями "За Победу над Германией", "За доблестный труд". В 1950 году был демобилизован.
- После демобилизации я приехал в Ставрополь на учёт, стал просить работу. "Какую работу?" - спрашивают меня. А, действительно, какую? Ушёл я ещё мальчишкой на фронт, окончил всего семь классов. А потом наступила война - какое там образование, какая профессия? На фронте я был и сапёром, и телефонистом служил. Вот и сказал, что разбираюсь в металле. А меня в ответ направили в Кастрюлькину фабрику.
Там я немного проработал, а после устроился участковым. А это знаете, какая сложная работа? Ни выходных тебе, ни праздников, можешь рано утром уйти, поздно ночью вернуться.

Работая, я продолжил учёбу в вечерней школе, хотя этого никто от меня не требовал. Но как же? Я же после седьмого класса ушёл на фронт и считал, что надо обязательно вернуться за парту. А позже на работе мне присвоили офицерское звание. Я считаю, что образование – это моя заслуга, сила воли.


Альбом выпускников Киевской Высшей школы МВД
С женой я познакомился благодаря работе. Будучи участковым, обходил дома, проверял документы. И вот так однажды я вошёл в дом своей будущей жены. После я специально проверял в этом доме документы чаще, чтобы её увидеть.
"Мы в браке вот уже 66 лет", - заявляет Пётр Дмитриевич

"67 будет в этом году", - поправляет его Тамара Петровна.
Слава Богу, с женой вместе до сих пор. Я без неё никак, и она без меня тоже. Правда, ревнует до сих пор! Сколько ж можно? Но от этого я не меньше её люблю. Она у меня модница, певунья, хоть сама уже и глухая.
Она у меня как жена декабриста. Поехал я получать высшее образование в Киевскую Высшую школу МВД – и она с детьми за мной. Направили меня в Калмыкию начальником райотдела милиции – и они туда же. И только в 1966 году я смог вернуться с семьёй в родные края: меня назначили заместителем начальника Шпаковского ОВД. Через несколько лет я сам стал начальником на этом месте. В 1977 году я вышел в отставку.

За всё это время, хочется признать, Ставрополь сильно изменился. Я ведь здесь бывал ещё ребёнком в гостях у тёти. И всем, кому рассказываю, что я с босыми ногами гулял по грунтовой дороге на Дзержинского, не верят. Как так, самый центр, и грунтовая дорога! А сейчас город разросся, обустроился – не узнал бы, если бы жил не здесь.

Герой войны до сих пор ведёт активную деятельность: посещает детсады, школы. Недавно он и другие ветераны в сопровождении студентов в честь годовщины освобождения Северного Кавказа посетил 21 населённый пункт. Белокопытов побывал в Дагестане, Чечне, Северной Осетии, Карачаево-Черкессии. Особенно, признаётся он, ему приглянулась Ингушетия. Только там глава республики лично вышел поприветствовать гостей.
Сейчас мне некогда скучать: меня приглашают то в классы, то в детсады, то губернатор в правительство. Перед 9 мая уже расписание составляется: что, где, куда, когда. Вот 4 мая пригласили выступить перед следственным комитетом в МВД.
Я спрашиваю: "А какой у вас коллектив будет на встрече?". А мне главный отвечает: "Только наш коллектив – человек 70 примерно". А я им расскажу, что в то время, когда я пришёл, там было всего два эксперта, которые исследовали отпечатки пальцев.
Пётр Белокопытов
Приходят ко мне часто гости: школьники, волонтёры. Пару лет назад они повесили на входную дверь красивую красную звезду с надписью. Уже не помню какой, но приятно было. Да вот какой-то человек взял – и сорвал её. Зачем? Непонятно. Может, недоброжелатель какой-то. Но и это странно, я в доме со всеми дружу.

Может, временами тяжеловато бывает ходить, но я не жалуюсь. Да и нельзя. На четвёртый этаж сам поднимаюсь – лифта-то у нас в доме нет. Болела нога сильно, и мне посоветовали гимнастику. Как стал заниматься – так и бросил трость, помогает. Физкультура – это, всё-таки, очень важная вещь. А так жаловаться и не на что: на плохих ногах, но на ногах, с плохим умом, но с умом. Денег на жизнь хватает, да так, что мы детям, внукам, правнукам помогаем.

Я знаю неписаный народный закон: правнуков надо доводить до пенсии.
Пётр Белокопытов
А все дети у меня хорошие, не забывают своих старших. Хочется, чтобы молодёжь не забывала о ветеранах, всегда помнила о войне и то, как мы воевали.
Илья Евгеньевич Будков
О герое
Илья Евгеньевич Будков родился в Кемеровской области в семье зажиточных крестьян. В 17 лет попал на фронт. За освобождение Белоруссии был награждён благодарностью Сталина. В звании командира связи дошёл до Берлина, где был тяжело ранен. Награжден орденом Отечественной войны I степени, медалью "За освобождение Белоруссии", медалью "За боевые заслуги", медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.".
Меня демобилизовали по состоянию здоровья. Сначала лечили в местном госпитале, а потом отправили поездом домой в Новосибирск с медсестрой. Я и зрение тогда посадил сильно на войне. Командующий фронтом Жуков перед наступлением поставил прожекторы с большим напряжением, чтобы немцы нас не видели из-за яркого света. Но и мы-то, простые солдаты, тоже попали под этот свет. Так я потерял зрение: на одних очках у меня минус девять, а на других плюс 14.
В Ставрополь я попал благодаря жене. Её отец был заслуженным работником сельского хозяйства, и ему предложили переехать в Москву, Тбилиси или Ставрополь. Он подумал и решил, что ему, старому фронтовику, лучше залечивать болячки на курортах Ставрополья. К тому же здесь солнце, фрукты разные, овощи. Всего в избытке было, не то что на севере. Родители Тамары Петровны, жены, переехали, ну а мы в след за ними - чего оставаться на севере и мёрзнуть дальше?


После поправки я закончил радиотехнический техникум и устроился на трансформаторный завод. Сегодня он называется "Энергомера". Там я работал начальником охраны труда и техники безопасности: отвечал за технику, за рабочие места, чтобы никаких происшествий не было. Долго я проработал на этом месте. Командировали и в Москву, Ленинград, Киев, Минск - по всему свету ездил и выбивал средства для производства нового оборудования.

После выхода на пенсию живу здесь, в квартирке на первом этаже. Хвалиться особо нечем: живём вместе с женой и дочерью. Школьники в мае обязательно приходят в гости. И я тоже хожу по школам, детсадам.
Правда, ходить на эти встречи с каждым годом всё труднее. И не потому что физически тяжело - это стерпеть можно. Но как вспомню ужасы войны, как на моих глазах погибли столько ребят...плакать хочется. Тяжело вспоминать.
Только знаете, что хочу сказать: такое внимание от всех нам, ветеранам, достаётся только в честь праздника. А в остальное время молодёжь не уступит даже место в автобусе. Мужчина постарше отнесётся куда уважительнее, чем молодой паренёк.

Медали Ильи Будкова
Я не любитель жаловаться, но хотелось бы ещё рассказать о наших врачах в поликлинике. Понимаете, если я плохо себя чувствую, она никогда не придёт домой. Я звоню, говорю, что болит, а она по телефону говорит, что принять. А нет бы приехать и посмотреть на человека, послушать сердце, увидеть состояние пациента? И если терапевта так сложно вызвать, то что говорить о невропатологах, окулистах и других врачах?
Николай Тимофеевич Поротов
О герое
Николай Тимофеевич Поротов родился в станице Подгорной Георгиевского района в 1924 году. После школы поступил в военное пехотное училище города Орджоникидзе. Во время войны защищал Клухорский перевал. Принимал участие в боях за освобождение Кавказа, Моздока, где был ранен. После лечения в госпитале служил в Иране. Был демобилизован в 1947 году.

- После войны было тяжело - это вовсе не секрет. Помню, еду я по сельской дороге на мотоцикле, молодой, красивый, чернобровый. Волосы развеваются. И томрозят меня четыре девчушки. Спрашивают, откуда такой красавец. "С фронта", - отвечаю я. И тут они говорят: "А проведи-ка с нами ночь. Не бойся, мы расписание составим. А то все парнишки на фронт ушли, вернулись единицы. Для кого нам теперь жить? Для чего? Так хоть ребёночек будет, смысл появится". Я, конечно, отказался. Но никогда этих девушек не осуждал.
Я всегда был настоящим коммунистом. После войны я устроился на работу в райком комсомола в Можайском районе. Так случилось, что я проявил там себя как следует, и уже в 23 года меня направили в ставропольскую партийную школу. Её я, кстати, окончил с отличием. Вообще вся моя жизнь была неразрывно связана с работой в райкоме, крайкоме партии. Благодаря этой работе я познакомился с моей дорогой женой Прасковьей Васильевной, или, как я её называл, Пашей. Мы с ней встретились ещё на фронте. Уже тогда она мне приглянулась.

Медали Николая Поротова
Через несколько лет судьба нас свела на партийной работе. Мы договорились о встрече, которая была третьей и последней - я её больше не отпускал. Вскоре мы поженились.

После окончания высшей партийной школы меня направили в Калмыкию, в органы партгосконтроля и народного контроля. Направили вместе с женой и уже с ребёнком. Там я трудился на благо страны. Но из-за жаркого и сухого климата мой сын часто болел, не мог нормально дышать. Поэтому нашу семью по моей просьбе перевели в Карачаево-Черкессию. Там я оказался в областном Совете народных депутатов.

Семейные фотографии Николая Поротова
Время шло, я становился старше. Мы с женой начали думать: что же, нам здесь старость коротать придётся? А я ведь гонял здесь всех, был требовательным, строгим, но справедливым начальником. А вдруг на старости лет они решат на мне отыграться? На скамейке не дадут посидеть спокойно. Так мы решили переехать в родной Ставропольский край.



Здесь я устроился в Совет профсоюзов. Все меня здесь уже знали, никто и намекнуть не мог на то, что я кого-то обманул или поступил в своей жизни хоть раз нечестно. В 62 года я ушёл на пенсию. Но работа на этом не закончилась. Меня избрали председателем комитета добровольного общества садоводов. В 72 года я решил уйти - сколько же можно работать? Но меня полгода ещё не могли отпустить, пока я не нашёл другого председателя. Но вот ушёл я - и общество вскоре развалилось.
Битым я не буду.
Николай Поротов
Меня никто не обижает, да и не сможет - я могу за себя постоять. Но до чего сейчас довели страну - страшно смотреть! У кого-то пенсия 80 тысяч. А, например, у меня есть знакомая, которая во время войны работала в сельском хозяйстве, восстанавливала колхоз, работала на исходе сил. И сейчас эта женщина имеет 8 тысяч пенсию. Да на это даже булочку лишнюю купить нельзя. И это разве справедливо?
Да и вообще, старшее, среднее поколения ещё помнят, чтут, уважают. А вот молодежь не представляет, что это такое - война. И не хотят представлять. Тем более в школах о подвигах солдат почти не говорят. Сейчас от подростков всё чаще слышу, что победу одержали американцы. Это что такое?
После ухода из общества Николай Тимофеевич всё равно продолжает трудиться. Он пишет и издаёт книги, печатается в газетах, борется с общественной несправедливостью и старается быть неравнодушным ко всему.
Видеоролики о подвигах ветеранов готовились три года назад. Мы решили к ним вернуться при подготовке этой статьи. Однако, когда мы пытались связаться с остальными героями войны, выяснилось, что некоторые из них уже умерли. Один из таких ветеранов - Иван Егорович Плаксин. Мы так и не успели с ним поговорить. В память о нём у нас остался только этот сюжет.
К сожалению, ветеранов с каждым годом становится всё меньше. И эти истории, которые мы рассказали сейчас, может, через несколько лет никто уже не услышит из первых уст. Давайте помнить героев войны, чтить их и память об их подвигах.
Автор: Екатерина Ерёменко
Авторы видеороликов: Мария Жирова, Владимир Кириллов