АТВ Ставрополь
Только цифры в паспорте: как оставаться молодым в 70?
Что сейчас дедушки и бабушки делают, когда выходят на пенсию? Очень часто они, к сожалению, приклеиваются к креслу напротив телевизора и так проводят все дни и ночи. Но есть другой тип пенсионеров, которые не ведут "диванную" жизнь. Они продолжают развивать свои увлечения и таланты, посещают различные секции. Один из таких активных пенсионеров - семидесятилетний Виктор Бессмертный.
Этот сильный, мощный, резонирующий голос я услышала еще на улице, проходя мимо дома культуры. Сразу было понятно: мне надо попасть сюда. После расспросов охранника о том, кто я и к кому пришла, меня проводят в маленькую комнатку, откуда доносится это мощное, невероятное пение. Когда я зашла, никто не прекратил петь: начатое надо доводить до конца. И только взяв финальную ноту, Виктор Федорович меня окликнул: "А это что? Ко мне? Да вы что, я не готов вовсе! Да какое интервью!".

После таких слов становится страшно за будущий материал. Но как только директор Дома культуры ввела нашего героя в курс дела – он заулыбался: "Присядьте, Катенька, мы сейчас для вас споем".
Я совсем молодой, мне только 70! До 90 еще целых 20 лет жить!
Пою я с пятого класса, когда нас, как всех школьников, начали активно привлекать к творческой деятельности. Ну а если не считать кружки и секции, я пою с самого рождения, с самых пеленок.

Мне кажется, этот талант у меня в крови. Ведь мои предки с западной Украины, а это певческий край. Отец пел в церкви, да как хорошо пел! И я со школы пошел по его стопам: уже в самом начале солировал на сцене.

«
И вот с тех пор и жить хорошо, и петь неплохо

»
Образование музыкальное я получил уже после школы в Ставропольском культпросветучилище. По окончании меня направили по распределению в Красногвардейский районный дом культуры худруком. Там я отработал полтора замечательных года.

После пришлось переезжать в Ставрополь. Здесь я устроился в Дом народного творчества, но ненадолго. Ведь у меня уже была семья, дети, а я чувствовал свою ответственность за них. Поэтому пришлось оставить искусство и уйти на поршневой завод, потом работать лекальщиком. А что делать? Деньги-то всем нужны, особенно молодой семье, а искусством прокормиться сложно.
Так я и работал на заводе, но душа-то все равно пела. Был у нас на производстве квартет, я выступал в его составе, но все равно это было не то. Пел я и дома. Мы вообще раньше всем домом целые концерты устраивали с бабками-певуньями.
Помню, возвращаюсь я с работы, а возле подъезда уже сидят бабушки. Ждут меня. "10 минут я вам даю!"- говорю я им. И пока я поднимаюсь домой, оставляю сумку в квартире, делаю свои дела, эти бабушки выносят на стол нашей площадки кто что: соленья, варенья, сало, пирожки. Чуть-по чуть – и уже набирается целый стол. Тут-то выхожу я. И мы начинаем все вместе петь.

Да и бабки эти певучие такие были! Мимо никто не проходил. Соседи останавливались, стояли 10 минут, а потом бежали в квартиру, тащили бутылку и присоединялись к нам. Так к 11 вечера возле дома образовывалась такая толпа... И это будни, а представляете, что в выходные было? Люди из
других домов думали, что нас родственников целый дом собрался – поэтому каждый вечер мы поем в тесном кругу. И так 20 лет, пока бабушки не начали по одной уходить в мир иной.

Пение было моей страстью, но на заводе разве нужны певцы? И судьба, видимо, услышав меня, свела с одним человеком, который позвал меня в ансамбль "Диапазон". Это уже был не просто квартет на заводе, а собрание мастеров своего дела. Мне сразу понравилось звучание коллектива – прям-таки бальзам на душу. И так я остался в "Диапазоне" на целых 40 лет.
Я всю жизнь пою. Не пел бы – не жил вовсе
"Диапазон" оказался во многом судьбоносным решением и моим главным занятием в последующие годы. Мы с этим коллективом объездили очень много стран, городов – не сосчитать! Не были только на Соловках и за полярным кругом. Нас даже во Францию приглашали. Но тут к власти пришел Михаил Сергеевич Горбачев - и нас никуда не пустили.

Со временем из "Диапазона" люди начали уходить в прямом и переносном смысле. Коллектив прекратил свое существование. Ну а моя душа петь не перестала. Тогда я перешел в Дом культуры. Здесь был коллектив "Ставропольское раздолье". Я вступил в его ряды, но недолго там продержался. Мне что-то в нем не понравилось. А в соседнем классе занимался мой нынешний друг Александр Маслов. И вот я же слышу, что там лучше, чем здесь, в "Раздолье". Я напросился поприсутствовать на репетициях, а потом и присутствовать в группе.
Сейчас мы с ним выступаем с народным ансамблем лирической песни "Русские узоры". А еще внутри коллектива я, Александр Маслов и моя хорошая подруга Любовь Викторовна организовали трио "Мелодия".
Вот так я пою всю жизнь. Мои концерты бесплатны – я это делаю для души. А молодежь, конечно, не понимает этого.
Виктор Бессмертный до сих пор принимает активное участие во всевозможных концертах. Певец является лауреатом городских, краевых, всероссийских и международных конкурсов. В апреле на свой юбилей он давал большой сольный концерт в честь своего праздника.
Я всю жизнь пою и мои года этому вовсе не помеха. Если бы я не пел, то давно и не жил бы.Сейчас я хожу на репетиции два раза в неделю и никакой тяжести от этого не испытываю.

«
Жена говорит: "Ты неважно чувствуешь себя, как-то нехорошо выглядишь, останься дома".
А я в ответ: "О чем ты говоришь! Как это я не пойду на репетицию? Я два или четыре дня ждал этого, а теперь не идти? Да ты что!"

»
Так и живет Виктор Бессмертный, ни на минуту не прекращая свою творческую деятельность. Глядя в его глаза, действительно видишь, что возраст - это только цифры в паспорте. Все зависит от состояния души.
Прощаясь, баянист и композитор Александр Маслов угощает меня карамельками "Дюшес", а Виктор Федорович провожает до самой двери и целует руку. Он снова возвращается в маленькую светлую комнатку и через пару минут я вновь слышу этот мощный, доводящий до мурашек, голос. Номер готов. Значит, концерт не за горами. Значит, уже скоро этот голос будет звучать не из-за тонких стен, а со сцены. Значит, старость для нашего героя наступит нескоро.
Автор: Екатерина Еременко