АТВ Ставрополь
Каков вкус лагеря?
Как выглядит лагерная жизнь глазами вожатого и рабочего штаба? И почему всегда хочется вернуться туда, где «куча проблем»? Мы поговорили с комиссаром студенческого педагогического отряда «Классики» Лилией Чепелевой и разузнали множество удивительных историй, которые могут произойти за одно лето.
- Какие были твои первые мысли и эмоции, когда ты приехала в лагерь?

- Это, наверное, страх, сомнение, но при этом безумное желание сделать что-то новое и не совсем обычное для себя.

- То есть ты попала в новую ситуацию и хотела взять из этого максимум?

- Да, мне было интересно: смогу ли я все это выдержать, потому что не видела себя в целом вожатой.

Лилия Чепелева в КОЦ "Премьера"
- Кем ты работала в лагере?

- В лагере я работала на двух должностях: собственно, вожатый и ведущий специального курса. У нас в лагере есть несколько видов - «Чемоданчик здоровья», где детям рассказывают о здоровье и как правильно следить за ним. Я же была на спецкурсе, который называется «Универсальный код безопасности». Там мы разбирали как вести себя при пожаре, либо же в каких-то аварийных ситуациях. В целом, можно назвать это ОБЖ, просто более интересно, интерактивно, с заданиями, с картинками, с презентациями. Не скучные какие-то уроки и лекции, а интерактивные занятия.

- Спецкурс относится больше к вожатскому корпусу или к штабу?

- Я бы, наверное, отнесла это все-таки к вожатскому, потому что это не совсем штаб. Ты, конечно, выполняешь там определенные обязанности, которые нужно выполнять людям штабным, но все равно это не так обязательно, как в штабе какие-нибудь там старшие вожатые или начальник лагеря. Это более легкая, так сказать, должность. Легкая не потому, что нечего делать, а легкая в плане самого состояния. У тебя нет какого-то серьезного груза ответственности, просто тебе нужно классно вести занятия, развлекать детей и давать им что-то новое и интересное.

КОЦ "Премьера"
- Когда ты работала вожатой, тебе доставались какие-нибудь сложные дети, с которыми ты не знала, что делать?

- Работа с детьми - это всегда сложно. К каждому нужно найти подход и на это нужно какое-то время. Поскольку очень сложно уделять каждому ребенку должное внимание, которого он заслуживает (потому что там их от 30 и больше), возникают трудности.
Это может быть просто недостаток внимания или твое незнание об этом ребенке.

Да, бывали разные детки. Бывали и те, у которых нет родителей, и которые стоят на учете в полиции. Поэтому разные бывали интересности, но ничего, с этим всегда можно справиться, потому что главное – найти подход к этим деткам.

- Говорят, что дети, у которых нет родителей или которые стоят на учете, самые сложные. Какие подходы к ним ты находила?

- Им нужно внимание: того, чего им не хватает в жизни – это нужно дать. Конечно, когда очень много детей, очень тяжело концентрироваться только на них. Но если им уделить чуть больше времени и больше к себе расположить – они становятся настолько твоими детьми, настолько тебя любят, как не любят какие-то другие дети. И в этом самый большой кайф. Мой совет – это проводить с ними больше времени, узнавать их, но не давить. Если ребенок не хочет говорить, то не нужно. Не стоит настаивать: «Давай, расскажи мне, как там твои дела», «Почему у тебя нет родителей». Нужно спрашивать аккуратненько так, незаметно. Если ты видишь, что ребенок, например, рисует тихонечко где-то или что-то делает, ну, просто узнай побольше об этом, почему он рисует и так далее. Наблюдай за ним как можно больше, и тогда вы найдете те самые точки соприкосновения и подходы.
- Когда дети ложатся спать, что делают вожатые? Есть у тебя какие-нибудь безумные истории?

- Когда я была вожатой, у меня не было таких прям супер-историй. Единственное, что я ночью забрала дельфинчиков, это такие лавочки с Марсового поля, и мы принесли их к себе в комнату, потому что нам с девочками негде было пить чай. Вот, и мы хотели себе какое-то место такое, уютный уголок.

Скамейка «дельфинчик» в КОЦ «Премьера», вид сзади
Конечно, через пару дней зашел старший вожатый проверять комнату. Поругались на нас и мы вернули, собственно, эти лавочки обратно.

Безумная история уже была, когда я работала в штабе. Там было чуть-чуть больше свободного времени вечером – не нужно деток укладывать спать и так далее. И мы поздно вернулись с моря, а лагерь был закрыт. Пришлось перелазить через забор. Очень тяжело, потому что забор, конечно, адский в лагере, но ничего. Это моя такая маленькая криминальная история.

- Что для вожатого делать сложнее всего в его рабочем дне?

- Просыпаться по утрам. Это мое мнение. Я очень-очень люблю поспать утром: такая сова. Я не могу вставать рано. Для меня это было самое сложное. Но, в целом, это, наверное, если брать среднестатистического вожатого – нужно много ходить. Просто физический какой-то труд. Я, когда была вожатой, на шагомере было всегда больше двадцати тысяч шагов. Это очень много. Я в жизни так никогда не хожу и, мне кажется, с непривычки будет тяжко. Ну и то, что нужно иметь тысячу глаз вокруг, чтобы, не дай бог, ничего не случилось с твоим ребенком. Или даже не только с твоим, а в целом с детьми, потому что нет своих или чужих детей в лагере

- Так как ты работала в штабе и была на спецкурсах, то была у тебя какая-то работа, которая делается непосредственно в штабе?

- Да, это дежурства. Нужно приходить к 8 утра в штаб и открывать его, сидеть какое-то время, постоянно находиться. Чтобы если кто-то пришел, родители, либо же администрация или работники лагеря, не важно: кто бы ни зашел, штаб всегда открыт и там кто-то есть. Это основная работа в штабе. Ну, и заниматься там какой-то бумажной работой, как типа документооборот и так далее. Распечатать что-то, напечатать. Такого ничего сложного не было.

КОЦ "Премьера"
- С точки зрения тебя, как штабного рабочего, как часто косячат вожатые, какие самые типичные косяки и какие самые серьезные?

- Вожатый косячит часто и их очень много, поэтому каждые полчаса или час что-нибудь новенькое. Самое часто встречаемое – забывают поменять воду на этажах. Есть специальные кулеры, детки очень много пьют, потому что очень жарко, и вожатые об этом забывают. Потеряли где-то вещи. Они теряются постоянно, это самое распространенное, постоянно кто-то что-то ищет.

Если из самых серьезных таких прям косяков, то на моей памяти было, наверное, когда у кого-то из вожатых украли детскую кассу. Это очень грустно. И когда забывали детей где-то в городе или когда просто в лагере терялись. На территории еще не так страшно, а вот в городе забыли ребенка, это, конечно, ужасно. Таким вожатым было потом очень плохо – выговоры получали, вплоть до увольнения.
- Бывает же, что косяки доводят до чего-нибудь. За что прям точно могут уволить вожатого?

- За отношения с детьми, это категорически запрещено, за распитие алкогольных напитков на территории лагеря и, тем более, с детьми. Ну, и, наверное, когда дети наносят себе серьезные увечья, вожатого могут уволить, если это произошло по его вине. Но здесь уже смотря от ситуации. Самое главное – это за отношения с детьми и алкоголь.

- Какая у тебя самая смешная история на время работы в штабе?

- Я бы, наверное, назвала две. Первое – это была не то, чтобы смешная, но забавная. Очень много было мальчиков в лагере, но так получилось, что мы со старшей вожатой, как я уже говорила про косяки в корпусах с водой (она закончилась), вдвоем, две девочки, носили двадцатилитровые бутылки тяжелые и ходили ставили их. А рядом был пожар и все было задымлено, и детки очень хотели пить. Это было забавно. И, кстати, никто из вожатых не собрался нам помочь.

А вторая смешная история, это то, что мы, наверное, выступали на всяких разных мероприятиях, делали костюмы там, придумывали что-то. Это было очень весело – в целом весь этот процесс. Но я бы не сказала, что работа в штабе, это очень скучно или весело. Скорее, это просто обыденная офисная работа.
- Что ты любишь больше всего на каждой смене?

- Что-то новенькое, наверное. Я бы сказала, что я люблю детей. Когда ты приезжаешь, видишь их горящие глаза – это ни с чем не сравнится. И самое крутое, когда вожатый, или, когда я была вожатой, что-то дал и дети потом дали такую отдачу невероятную, что ты там забыл про все свои косяки, про все свои проблемы, про то, как было сложно. Вот едешь уставший, но с чувством моральной наполненности.

КОЦ "Премьера"
Вот за это я, наверное, люблю лагерь. Едешь туда, где куча проблем, но почему-то ты возвращаешься туда вновь и вновь. Не знаю, это магия, наверное, лагеря как-то. Я не могу объяснить, если честно. Я люблю всё. Если бы я не любила, я бы не ездила.

- За всю историю поездок в лагерь какое твое самое яркое воспоминание?

- Это первая смена этого года, девятнадцатого. Когда я постояла немножко на отряде, но пришлось очень много поработать на них, потому что сложно было. Детки разные были, детки разновозрастные и сложные семейные ситуации у них. И когда в конце я уезжала, они мне сделали невероятный подарок: подарили шкатулку со своими записочками, пожеланиями. Я впервые, наверное, за все время работы расплакалась в лагере. Вот даже сейчас сижу и у меня там мурашки. Это очень здорово. И сейчас, когда они там пишут некоторые, кто повзрослее, у которых есть средства связи, социальных сетей, это круто.

- Есть что-нибудь, чтобы ты хотела изменить в работе вожатого или, например, в работе самого штаба?

- Наверное, быть более понимающими друг к другу и терпимее. Потому что люди, когда иногда становятся штабом, они забывают, как они были вожатыми и забывают, какая это невероятно сложная работа, и немножечко начинают давить на то, что делали сами, хотя это кто-то делал недавно совсем. Я бы пожелала им всем просто понимания друг другу.

- Когда ты приезжаешь из лагеря и лето заканчивается, чем ты занимаешься?

- Готовимся заново в лагерь. Ну, как в отряде, происходит школа вожатского мастерства. Сначала концерт открытия, потом подготовка новых вожатых. Это такое, как белочка в колесе, все по кругу идет, все заново надо начинать каждый год. Но, помимо этого, конечно, есть и другие занятия.

- Весь год, грубо говоря, идет школа вожатых и та же атмосфера остается?

- Не та же. Приближенно, но она другая. Это немножечко разные вещи, все-таки потому что там дети, а здесь студенты, которые повзрослее. Не то, что интереснее, просто они другие. Это немножко нельзя сравнивать, я бы так сказала.

- А что ты делаешь именно на школе вожатых?

- Сейчас не знаю, что буду делать. Раньше кем только ни была: снимала видосики для «ШВ ТВ». Мне очень захотелось подарить людям воспоминания после школы вожатых, потому что у меня такого не было. Максимум, что у меня осталось – это несколько фотографий. И мне хотелось, чтобы у всех было как можно больше возможностей посмотреть и вспомнить свои годы в старости.

Просто помогала. Не знаю, у меня не было какой-то определённой должности, но в этом году, наверное, будет. Я думаю, что будет.
Автор: Елизавета Крыпаева