Знакомьтесь, Валентина Кот

Приют для животных не очень любят. Как-то редакция АТВмедиа провела опрос – кому жители города готовы помочь с большей охотой. Так вот меньше, чем бездомным животным, помочь хотят разве что бездомным людям. Подобные отзывы встречаются и в комментариях социальных сетей: то ли от конкурентов, то ли от недоброжелателей. Основная претензия – «лучше бы людям помогли». Впрочем, Валентина Кот привыкла на них не реагировать. Она просто занимается тем, что знает и считает важным.
Однажды вечером Валентина, информатик-экономист по образованию, по дороге с работы увидела на улице кошку – и забрала ее домой. Кошка оказалась не без проблем: абсолютно не умела пользоваться лотком и метила всё в доме. Когда Валентина искала советы об уходе и стерилизации животных, она случайно познакомилась с ростовскими волонтерами из приютов. В одной из таких организаций Валентине понравилась кошка, и она решила забрать её. Обратно везла двадцать пять котят. Животных Валентина раздала за месяц – и сразу же взялась спасать других. Одним словом, на работу в офис из отпуска по уходу за ребенком Валентина не вернулась. Вот так незатейливо и просто вместе со своим знакомым, Евгением Аксерольдом, Валентина Кот открыла приют.
Сейчас «Лучший друг» — это персонал из десяти человек. А еще несколько сотен волонтеров. Территорию для приюта по просьбе главы города выделило ставропольское мусороуборочное предприятие. К слову, компания также занимается отстрелом бездомных животных.
У Валентины Кот постоянно звонит телефон. Девять из десяти звонков – просьба принять животное, и всего один – от тех, кто хочет кого-то забрать. Помочь каждому Валентина не может – но это понимают не все. Приют не афиширует свой адрес, но это не особо помогает. То и дело за воротами приюта появляются коробки с «подкидышами». Многие просто не понимают, как действует приют, рассказывает Валентина.
– Все думают, что «Кот» – это псевдоним. А вот и нет – так уж мне повезло с фамилией, говорит сама за себя. Работаю в этом приюте я с самого его открытия, вот уже с 2013 года. Похвастаться тем, что эта работа легкая, я, конечно, не могу. Но и бросать ее не собираюсь. У меня есть еще одна подработка, так как на заработанные в приюте деньги особо не выкрутишься в наше-то время. И все равно, мой рабочий день с 10 до 17:00. Даже выходной есть один – четверг. Я могла выбрать любой другой будний день, но почему-то захотелось именно этот. По субботам и воскресеньям выходных в приюте не бывает – ведь именно в это время обычно приходят посетители, которые могут кого-нибудь забрать домой.

Ночных смен в приюте тоже нет. Да, ночью всякое может случиться, но что же теперь делать? Фельдшера у нас всего два, их надо беречь, а человек, далекий от ветеринарии, ничего и не сможет сделать с животным, если ему вдруг ночью станет плохо. Поэтому работа в приюте строится строго по графику.

Всего у нас работает 11 человек, на одну смену, то есть три дня, приходится шесть сотрудников. Среди них есть фельдшеры, водители, уборщики…ну и я. Посторонние люди не очень часто, но приходят. Некоторые из них становятся постоянными посетителями. Например, одна пара привезла к нам в приют немца, собаку. Так вот они до сих пор его навещают, выгуливают.
Еще нам неплохо помогают ветврачи в материальном плане. Никаких скидок мы не выпрашиваем – я все понимаю, деньги нужны всем и такая работа не должна делаться бесплатно. Однако сами ветеринары, узнав, что животное с улицы или из приюта, готовы идти навстречу. Существуют льготы для наших зверят, всевозможные скидки. Спасибо большое ветклиникам за это, здесь мы жаловаться не можем.

Работы здесь всегда много, мы будем рады любой помощи. Только люди не всегда разумно оценивают свои возможности.

Один раз к нам в приют пришла девушка на двенадцатисантиметровых каблуках, в юбке, в колготках. Помогать, говорит, хочу.
Видимо, многие думают, что помощь в приюте – это прийти и понянчиться с котятами-щенятами. К сожалению, вынуждена вас разочаровать. Зачастую это грязная работа, которую надо делать в удобной сменной одежде. Так что брезгливым здесь точно не место.

Животных мы не ищем, не отлавливаем всех без разбора и уж, конечно, не усыпляем, как в американских фильмах. Попасть кошка или собака в приют может разными способами: неравнодушные люди привезут, кто-то позвонит и скажет, что в такое-то время, в таком-то месте видел больную собаку, а некоторые просто оставляют зверят у наших дверей. Сегодня в приюте находится более 150 животных. Собак обычно бывает больше, ведь кошек забирают быстрее, за ними проще ухаживать. Но тем не менее, много и тех, и других.

Мы отдаем предпочтение больным животным. Всё-таки, приют не резиновый, чтобы принимать всех-всех-всех. Если у здорового кота есть хоть какие-то шансы найти семью или хотя бы позаботиться о себе, то у животных без лап, без глаз, с кожными болезнями и прочим другим шансов практически нет. Поэтому мы их берем, лечим и находим хозяев. Иногда наших «воспитанников» забирают сразу же, а иногда наши постояльцы задерживаются в приюте на год.
Привозят животных не только из Ставрополя, но и из других городов. Вот, например, Тигруля – котенок без передней лапы. Попал к нам из Черкесска. Малыш перенес ампутацию лапки. Потом швы разошлись, пришлось залечивать мазями разными. Ну ничего, сейчас он себя хорошо чувствует, играется и спокойно передвигается на трех лапах.

Кот Зевс – тоже кадр. Он поступил к нам с отитом и другими болячками. Мы его подлатали, накормили, согрели. Но погостив у нас недельку, он решил рвануть на волю: открыл клетку и сбежал. Две или даже три недели о нем не было никаких вестей. И только потом люди начали писать в нашей группе, что видели кота с грустными глазами возле мясного магазина. Мы распознали в нем Зевса и забрали обратно: зря, что ли, лечили? Сейчас Зевс уже хорошо себя чувствует, больше не сбегал от нас.
Имели дело мы, помимо кошечек и собачек, и с другими животными: еноты, кролики. Последние, как правило, не успевают даже доехать до приюта – сразу находятся желающие забрать домой пушистика.
Были у нас и совы. Мы стараемся их лечить и выпускать на волю, но не всегда это возможно. Так, одна сова потеряла крыло, а значит, сама выжить она уже не сможет. И хотя желающие забрать такую птицу всегда найдутся, мы их отдаем все же в экзотариумы, зоопарки. Ведь не каждый способен кормить диких птиц живыми мышами, а им как раз это и требуется.

Пристраивали мы как-то раз даже лошадь. Дело было так: в одном конном клубе начал сдавать конь. Конечно, представьте себе – работать 10-15 лет, возить на себе людей... Вполне естественно, что от таких нагрузок животное стало ослабевать. И хозяин сказал: либо вы выкупаете коня, либо я пущу его на мясо. Пришлось выкупать. Конечно, в приюте мы его не содержали. Сначала привлекли ветеринаров. Сегодня конь находится в конном клубе и прекрасно себя чувствует.

Мы всегда радуемся за наших подопечных, которые находят свой новый дом. Однако иногда хозяева попадаются никудышные. Порой, возьмут щеночка, а потом вернут через пару дней – не рассчитали силы, значит. А есть наоборот семьи, которые привозят нам своих больных животных. Или хуже – привозят их в ветклинику усыплять.

Люди должны ответственно подходить к этому. Ведь мы в ответе за тех, кого приручили.
Такие хозяева обычно попадают в «черный список». За три года существования приюта список получился приличный. Но все же хороших людей встречается гораздо больше.

В основном мы тратим деньги на лечение и ветклиники. Корм обычно нам приносят неравнодушные люди. Однако для котят мы закупаем еду сами: у некоторых малышей на недорогой корм (другого мы позволить не можем) возникает реакция.

Самые большие траты в приюте идут на лечение. В месяц может уходить до трехсот тысяч. Плюс надо платить сотрудникам приюта. Волонтёры-волонтёрами, но бескорыстно работать всё время тоже нельзя – деньги нужны всем.

Приют проводит разные акции. День стольника, например. В разных магазинах стоят копилки. Здесь мы пожаловаться не можем: люди у нас добрые. В среднем с одной копилки к нам в бюджет идет по тысяче рублей в месяц.

Денег у правительства мы не просим. Бесполезно из нашего дефицитного бюджета что-то просить. Но если бы нам хотя бы участок выделили побольше и подальше от людей, было бы здорово. Ведь всё равно тут рядом есть жилые дома. Никому не хочется слушать лай собак целыми сутками. Я это отлично понимаю, но ничего поделать, увы, не могу. Участок нам уже пообещали, его даже нанесли на карту, но пока дело не двигается затормозилось. Но мы надеемся. Шанс есть всегда.