23 декабря 2007

Путешествие по Нузальскому храму

Осетинский народ принял христианство еще в первом тысячелетии от Рождества Христова. Прошедшие века наполнены множеством событий, связанных с этим судьбоносным выбором. И по-настоящему узнать и понять душу и сердце Осетии-Алании можно только через прикосновение к истории, где религиозный фактор определяет путь народа, становясь основой культуры, оказывая влияние на обычаи и быт.
Сегодня мы вновь отправляемся в Северную Осетию-Аланию. На этот раз, мы побываем в Алагирском ущелье, в знаменитом Нузальском храме. Свое путешествие мы начнем от стен недавно возрожденного здесь Богоявленского Алагирского женского монастыря, что находится у самого въезда в ущелье. Алагирское ущелье соседствует с другим, уже знакомым нам Куртатинским ущельем, где находится мужской монастырь. Дорога этого ущелья настолько отличается от Куртатинского, что это потрясает и восторгает одновременно. Древняя дорога в Нузал соединяла Закавказье и предкавказские степи. Этот путь по своему значению конкурировал со знаменитой дорогой через «ворота аланов» – Дарьял. В советское время эта дорога имела республиканское значение. По ней когда-то перемещалась военная техника великой державы в братскую республику Грузию, поэтому дорога до сих пор качественная и очень красивая, не смотря на то, что все вокруг разрушено и пришло в запустение. Отголоски былого величия красноречиво говорят сами за себя: заколоченные входы добывающих шахт, полуразрушенные заводы, селения, отделенные от дороги высокими заборами, развалины домов, сохранившие величественную архитектуру сталинских времен. Повсюду встречаются памятники, сохранившиеся со времен Шелкового пути и современные памятники прошлого века, воспевающие героев современности… Природа сохранила свое величие и первозданность, и многочисленные тоннели, ведущие нас к одному из стариннейших храмов Осетии, дополняют впечатление от неповторимой красоты этого потрясающего уголка республики. Мы едем в машине с настоятельницей женского монастыря, матушкой Нонной и сестрами. По дороге настоятельница рассказывает о достопримечательностях ущелья. Мы проезжаем множество озер, поселков, городков… Вокруг восхитетительная многослойность гор, и сегодня нам наконец-то везет с погодой – выдался яркий солнечный день и теплый обнимающий ветер. Довольно скоро мы приезжаем к Нузальской часовне. Старинный осетинский горный поселок Нузал расположен в небольшой горной котловине Алагирского ущелья. Не просто местной достопримечательностью, а настоящей жемчужиной историко-культурного наследия Осетии по праву считается Нузальская церковь, расположенная на левом берегу реки Ардон в центре Нузала. Нузальская церковь – памятник христианства на Северном Кавказе, относящийся к началу XIV века, в котором оригинально переплелись библейские сюжеты и средневековое кавказское зодчество. В ряд уникальных объектов мирового наследия ее ставит сочетание алано-осетинской традиции (двухскатный наземный склеп) и живописного византийского канона. Этот памятник – в числе трех средневековых храмов Северного Кавказа, сохранивших фресковую живопись. Однако по уровню же сохранности живописи Нузальский храм значительно превосходит другие. Свыше полутора столетий Нузальская церковь находится в поле внимания историков, археологов, искусствоведов. Сегодня этот уникальный памятник как никогда нуждается во внимании со стороны реставраторов. А пока за ним бережно ухаживают сестры Алагирского Богоявленского женского монастыря. Одно из первых упоминаний о Нузальской часовне относится к 1745 году и принадлежит грузинскому летописцу Вахушти Багратиони. После раскопок захоронения под полом часовни в 1945 году, проведенных археологом Пчелиной, были высказаны предположения, что погребен здесь – видный осетинский полководец, муж и соправитель царицы Тамары Давид Сослан. Но в последние годы большая часть исследователей склоняется к мнению, что это осетинский царевич Ос-Багатар, предпринимавший огромные усилия к возрождению аланской государственности и сплочению народа после монголо-татарского нашествия. Возможно, что при восстановлении и реставрации храма часть тайн удастся разгадать. Нузальский храм представляет собой прямоугольное в плане сооружение, сложенное из грубого камня на сероватом известковом растворе и перекрытое ложным сводом. Считается, что своеобразная форма памятника говорит о возведении здания местными каменщиками, хотя истоки строительной традиции не ясны. Особый интерес представляют росписи, покрывающие внутренние стены нузальской церкви. Фрески единовременны и однородны, никогда не поновлялись и не переписывались. Время создания росписи в работах различных исследователей предполагается в пределах от XII до XV веков. Все исследователи, писавшие о нузальском храме, единодушно признают, что автор фресок принадлежал к художественной грузинской школе. Это подтверждается как грузинскими надписями, так и некоторыми иконографическими деталями, прямые аналоги которым известны исключительно в Закавказье. Несомненно, что автор стенописи храма обладал хорошей профессиональной подготовкой и был знаком с высококлассными образцами иконописи. Специалисты утверждают, что специфичной особенностью является ограниченный набор исходных пигментов. Эту очевидную сдержанность палитры художника подтверждает анализ пигментов, сделанный во время консервации памятника в 1982-83 гг. Их использовано только четыре – красная и желтая охры (из обычной глины), сажа (простой древесный уголь) и известковые белила. Путем смешения художник получал промежуточные колера – коричневый, зеленоватый и другие. Традиционный синий фон, на котором написаны композиции верхнего регистра, а также изображение Спасителя, далматик архангела Гавриила, плащи Михаила и Евстафия, доспехи Георгия, выполнены разбеленной сажей, но благодаря противопоставлению теплым тонам, создается полное впечатление глубокого синего и голубого. Общая схема расположения фигур и сюжетов подчинена строгой симметрии относительно продольной оси храма. В росписи Нузальского храма не прослеживается никаких отзвуков «местного языческого культа» – все выполнено в рамках восточнохристианской традиции. Размещение изображений абсолютно укладывается в систему, сформировавшуюся в Византии к XI веку и подчиненную символике литургического богослужения. Общая для всего восточнохристианского мира, эта система имела различные региональные особенности. Во фресковой декорации нузальского храма прослеживаются мотивы, характерные для обширного региона византийского Востока, включавшего в себя Грузию и древнюю Аланию, а также Сирию, Палестину, Малую Азию и Крым. Мы покидаем осетинское селение Нузал, вглядываясь напоследок в окружающие горы Алагирского ущелья. Какие тайны хранят эти могучие камни? Кто жил в этих горах несколько столетий назад? Чья келья видна на другом берегу реки Алагир? Кого защищали древние аланы в этой наскальной сторожевой башне? Мы никогда до конца не узнаем тайну, хранимую горами и камнями Алагирского ущелья. Но нам осталась в наследие память наших предков, – искусство, вопреки всему сохраненное и пронесенное через века.
23 декабря 2007, 16:58
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Программа «Ставропольский Благовест»
Последние новости: