12 января 2008

История Моздокской иконы Божьей Матери

История Моздокской иконы Божией Матери начались несколькими веками раньше, чем история города, давшего ей впоследствии наименование. С этой иконой соединены многие воспоминания о судьбах христианства на Кавказе.
Икона Божией Матери, известная теперь под именем Моздокской, явилась к осетинам в начале XIII века, как знаменательный символический дар, полученный от грузинской царицы Тамары. По её распоряжению, как повествует об этом предание, искусный живописец написал копию великой святыни грузинского народа – Иверской иконы Богоматери – специально для христиан осетин. И эта, вновь написанная икона была направлена св. Тамарой в Осетию, как знак особого внимания к соседнему народу, родственному по вере. Св. Тамара, приславшая в дар осетинам Богородичную святыню, была дочерью грузинского царя Георгия III осетинской царевны Бурдухан. Первым мужем царицы Тамары был князь Юрий сын русского великого князя св. Андрея Боголюбского. Вторым браком она была повенчана с осетинским царевичем Давидом Сосланем. С именем царицы Тамары связана одна из самых замечательных эпох национального и культурного расцвета Грузии, а так же значительное оживление миссионерской работы проповедников христианства, трудившееся на ниве Евангельского благовестия и в самой Грузии, включая ее отдаленнейшие уголки и на соседних территориях в частности, в областях, населенных осетинами, как на южном, так и на северном склоне Кавказского хребта. Миссионеры, посланные царицей Тамарою, отчасти продолжили, отчасти возобновили то, что было сделано их предшественниками. Как известно из церковной истории, начало христианства у осетин относится еще к апостольским временам. Впоследствии среди осетин много потрудились византийские миссионеры. Византийские официальные документы именовали осетин аланами. Христиане-аланы первоначально были причислены к Понтийскому диоцезу Константинопольского Патриархата. Константинопольский Патриарх Николай Мистик основал у аланов архиепископию. В XIII веке, при деятельном участии миссионеров, посланных царицей Тамарою, происходило восстановление и укрепление христианства у осетин. За эпохой, отмеченной мощным и плодотворным воздействием, шедшим из Грузии, последовал период блестящего национального возрождения осетин, хранивших свою христианскую культуру от посторонних враждебных воздействий. Икона Матери Божией находилась длительное время в Церкви Рождества Богородицы XII века селении Майрами – Кау в Куртатинском ущелье Северной Осетии – Алании. Мы неоднократно рассказывали об этом живописнейшем месте, и вместе с вами не раз побывали в Свято-Успенском Аланском мужском монастыре, возрожденном здесь три с половиной года назад. Куртатинское ущелье – исконно православное историческое место. Развалины около церквей, сохранившиеся фрагменты храмов и старинных часовен, множество гробниц в горах ущелья, указывают на то, что место это было когда то густо заселено, и притом христианским народом. Практически у самых стен древнего скитского храма протекает река Фиагдон. Каждый свой приезд в монастырь мы пытались подняться к небольшому храму, что находится в нескольких километрах от монастыря вверх по ущелью. Но каждый раз наше восхождение откладывалось. Нам не позволяла это сделать непогода – то чрезмерно холодная, то неожиданный снегопад, то штормовой ветер…Природа до поры до времени сдерживала нашу встречу с этим старинным храмом. В очередной приезд сильный ветер вновь попытался помешать нам совершить восхождение, но на этот раз мы не сдались и твердо решили подняться. И вот вместе с монахом мужского монастыря – отцом Ипполитом и Архимандритом Романом (Лукиным) наша съемочная группа отправляется к старинному храму, сокрытому от любопытных глаз и суеты горами, холмами и неприступными скалами Куртатинского ущелья. Небольшое восхождение, и нам открывается вид на маленький каменный храм на вершине горы. Вокруг остатки фундамента бывшего здесь некогда селения и традиционная сторожевая башня. Такие башни возводились в местах, выгодных для обозрения. Сооружались они на расстоянии видимости одна от другой. Сигналы об опасности передавались с помощью звука и костров. Боевые башни возводились в селении или ауле и были приспособлены для ведения боя с неприятелем. Жилые башни строились каждой семьей или родом. В нижней части располагался скот, а в верхней части находилось жилье. На одной высоте с башней находится храм, ради которого мы и совершили восхождение. Горы освещаются ярким солнцем уходящей осени, и ветер, разогнав облака и тучи, открывает нам поистине восхитительный вид на ущелье, бурную реку внизу и скудную аскетичную растительность здешних мест. Мы заходим в маленький старинный храм и погружаемся в атмосферу восхитительной тишины и покоя. Молитва звучит здесь особенно проникновенно и глубоко…ветер стихает, тихо горят свечи, и создается ощущения перемещения во времени и пространстве. Мы переносимся мыслями в прошлые века, в те времена, когда здесь, в горах Осетии начиналась история Моздокской иконы Божьей матери. С возрождением монастыря в храме регулярно проводятся литургии, совершаются таинства крещения и причастия, храм постоянно окормляет монастырская братия во главе с настоятелем монастыря игуменом Антонием. Отсюда на великие и двунадесятые праздники и сегодня совершается крестный ход до монастырских стен. Церковь, в которой находится икона, трижды горела, но икона каждый раз чудесно сохранялась. Эти чудеса прославили образ Пресвятой Богородицы, как новую Неопалимую Купину, к которой с надеждой обращались осетины и многочисленные народы Кавказа, даже те, кто исповедовал другую веру. Святая икона Богоматери была для многих жителей Северного Кавказа настоящим проповедником христианства, миссионером, напоминаниям об утерянных духовных ценностях так выразился однажды об этой иконе приснопамятный святитель Игнатий (Брянчанинов.), возглавлявший Кавказскую и Черноморскую Епархию. В конце 18 века совершилось перенесение в Моздок древней Святыни осетин иконы Богоматери, присланной им царицей Тамарой. Осетины из Куртатинского ущелья получили возможность переселиться на плодородные равнины Терской линии в окрестностях Кизляра. Переселяясь, они взяли с собою и заветную святыню икону Божией Матери. Остановившись на ночлег в предместье Моздока, переселенцы, как повествуется в сказании об этой святей иконе, видели в сумраке ночи необыкновенный свет, сиявший над той арбой, на которой находилась икона и распространявшийся на всю окрестность. Утром переселенцы запрягли волов и хотели двигаться дальше, однако волы, запряженные в ту арбу, где находилась святыня, несмотря ни на какие понуждения, не двигались с места. Один из переселенцев слышал ночью голос, повелевавший ему оставить икону на том месте, где стояла арба. Переселенцам, спешившим не избранное ими место жительства, очень не хотелось расставаться со своей святыней, но они не посмели ослушаться столь явственных указаний. Так древняя икона Богоматери, присланная в благословение осетинскому народу царицею Тамарою, осталась в Моздоке и получила наименование по этому городу. Великую роль в деле сохранения православной веры в душах человеческих играла исконная многовековая привязанность осетин к их родной святыне – прославленной иконе Божьей Матери, к которой многие из них вместе с православными людьми других национальностей продолжали с верою прибегать во всех нуждах и обстоятельствах жизни. Но революционное лихолетье не пощадило древней святыни – после революции 1917 года икона-оригинал была утеряна. В настоящее время чтимые точные списки с чудотворной Моздокской иконы Божьей Матери являются священным украшением и средоточием молитвенного прославления Божьей Матери в храмах Моздока, Владикавказа и Прохладного. Празднование Моздокской иконе Божьей Матери совершается дважды в год в Праздник Преполовения Пятидесятницы и в день Успения Богоматери.
12 января 2008, 17:02
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Программа «Ставропольский Благовест»
Последние новости: