8 июня 2008

Приезд главного редактора журнала «Фома» в Ставрополь

Недавно прошедший церковно-общественный форум южного федерального округа «Крепкая семья – основа России» собрал множество гостей. Там были преподаватели Епархии, государственные власти, общественные деятели, работники здравоохранения культуры, образования, студенты и, конечно же, журналисты. Сегодня мы хотим познакомить вас с одним из специально приглашенных для выступления на форуме гостей заведующим кафедрой международной журналистике Международного Государственного Института международных отношений и главным редактором православного журнала «Фома» Владимиром Легойдой.
Журнал «Фома» уникальный во всех смыслах проект. Идея и создание журнала появилось у Владимира Легойды в первой половине 90ых годов, когда он столкнулся с опытом православных американцев, которые занимались проповедью среди американских Панков. Окончательно идее создания журнала о православии для людей неверующих и сомневающихся сформировалось после знакомства Владимира Легойды с будущим соредактором журнала «Фома» Владимиром Гурболиковым. Журнал вышел в 1996 году. Думаю, что многие наши телезрители давно являются читателями и поклонниками этого замечательного издания и не пропускают ни одного выпуска. Владимир Легойда сам характеризует своих читателей как людей современных, думающих. До начала форума мы встретились с Владимиром Романовичем в телестудии ставропольской и Владивокавказской епархии, что бы побеседовать о возрастании роли веры и церкви в жизни человека и общества и о том, каким видится мир совершенному человеку. Владимир Легойда – главный редактор журнала «Фома»: «Что изменилось за эти 12 лет мне, кажется, принципиально важно, как изменился читатель, на самом деле изменилась страна, общество в котором мы живем. В 1996 году четко было понятно, что адресат, человек к которому мы обращаемся, мы всегда обращались по личности, не к аудитории, а к личности, это человек, который сидит и думает «Есть Бог, или нет, вот может что – то там такое есть». И сегодня читая письма, встречаясь с читателями, работая над текстами, мы понимаем, что очень серьезно изменилась аудитория. И изменилась в том смысле что вопрос «А есть ли Бог?» сегодня у человека уже нет. Знаете, как Лунчин пришел предлагать свой фильм, и у него спросили, о чем собственно фильм, он сказал «Бог есть!» я имею в виду фильм «Остров» естественно. Так сегодня это тезис, который вряд ли требует какого то дополнительного обоснования. Бог есть и для современных россиян это не является проблемой, но ситуация изменилась и она стала гораздо более сложной, потому что Бог есть ну и что. Бог есть, а при чем здесь я. Бог есть, а как это должно отразиться на моей жизни. Это должно ли как – то менять моя жизнь. Есть ли мне до этого, какое то дело. И вот в этом смысле вектор разговора с читателям в «Фоме» сейчас смещается не просто в сторону рассказать, показать, что Бог есть. Что, на мой взгляд, повторяю, не является сегодня уже такой проблемой. А в сторону того, что собственно то и как с этим мне теперь жить, потому что это веешь которую нельзя игнорировать. А вот тот факт, что есть Бог я игнорировать не могу, поскольку это такая фундаментальная вещь, которую просто нельзя не заметить. А что это значит для человека, это собственно и есть задача нашего современного разговора а «Фоме». И из нее вытекает ньюансовая вещь, связанная с тем, что мы сегодня говорим очень много о православии, о духовности, о культуре на всех уровнях. Но очень часто эти разговоры ведутся, как говориться, в музейной плоскости. «Ах, какая у нас замечательная культура, какие у нас замечательные школы, какая литература была в 19 веке и весь мир потрясла. И все это было православным…», а вот вроде бы к нам какое это имеет отношение. И на самом деле проблема бытовая православная в современном мире заключается в том, что все это наследие православной жизни для современного русского человека не создает пространств у жизни в массе. Оно не выстраивает кирпичиками мою жизнь. Нам кажется, это не правильно нам хочется, нам не хочется загонять православие в четные музейности, и поэтому мы говорим, что это живая жизнь. Меня на одной пресс-конференции спросили: «А почему вы говорите о религии,- был такой умный образованный журналист,- религия это не единственная идентичность человека»- сказал он сознанием дела и очень значимо. Конечно, нет, но это то, что философы называют «придельной» идентичностью. Вот кто я брат, отец, сын, зубной техник оно не определяет мое отношение к жизни и смерти каким то фундаментальным и главным вещам. Но вот какого мое отношение к жизни и смерти, определяет и то, какой я брат, и то какой я отец Ито, какой я сын и даже то какой я зубной техник. Поэтому мы говорим о том то главное, О мы говорим о ценностном измерении жизни не в экономическом не в политическом, а о ценном, о том, что определяет все дальнейшие проявления ценности человека. Мне кажется, что вера это естественно поле для того, что бы складывались естественные отношения учитель-ученик. И человек воспитанный в церкви он легко себя чувствует в этой системе. У меня в жизни были, как и у любого человека учителя и в моей жизни собственно было 3 учителя, которые очень сильно повлияли на мою жизнь, абсолютно в разных планах. Один из них это Юрий Вяземский известный автор программы «умницы и умники» это мой учитель. Человек, у которого собственно я учился, работал, работал на кафедре, защищал диссертацию, он был моим научным руководителем, это мой старший друг товарищ, человек который, безусловно, является преподавателем от Бога. Одним из самых ярких интересным преподавателем, с которым мне доводилось встречаться. В чем мы с ним не согласны, но это часть вот этих особых отношений, которые называются дружбой учителя ученика. Вот этот учитель обладает самым главным качеством для учителя, он любит детей. У нас есть качественно- социологическое исследование, вот одно, по крайней мере, на которое мы опирались и одно которое мы совместно с журналом «Эксперты» и с институтом общественного проектирования Валерия Фадеева публиковали. У нас бы СА совместный проект «Религиозное лицо России» было сделано большое фундаментальное исследование сделанное из суда общественного проектирования. Там выборка была 15 тысяч человек «face to face» интервью. То есть это количественная социология, которая показала потрясающее вещь, что портрет средне – статистического православного, то есть человек, который себя называет православным, он по основным социологическим показаниям практически полностью совпадает с портретом средне статистического россиянина. По возрасту, по образованию, по ценностной базе, по материальному уровню, то есть вот эти представления как о бабочках неграмотных в платочках, социологически это прошлое наше, в людях которые сами себя называют православными они другие, но здесь есть одна важная оговорка, в этом смысле вам просто идет портрет. В чем же вообще проблема, говоря опять языком социологии или культурологи, для многих кто считает себя православным, православие не решим зная идентичность , а не культурное. Это я имею виду что, люди на вопрос «Кто вы по вере?» «Православный», а на вопрос «Верите ли вы в загробную жизнь?» отвечают «Нет». И таких большинство, пока хотя число людей, которые прибегают к таинственной жизни церкви оно растет. Если недавно еще лет 5 назад это было 3%, то сегодня это в районе 10 я боюсь соврать, что оно растет очень и очень быстро. И при этом эти цифры и эти ответы значат, что сегодня подавляющее большинство людей, которые называют себя православными, а православие имеет довольно отдаленное представление. В каком то смысле мы создаем традицию сегодня, потому что нам не на что опереться, и мы как люди любого времени стоим перед вызовом, а как нам отреагировать на то, что нас сегодня окружает, на то же потребительское общество. Ведь мир не жил в таком обществе никогда, любые исторические параллели очень условны, это новая ситуация. И ситуацию, которую очень хорошо понимали, скажем, был у нас один замечательный философ Славянофил. Хотя я не очень люблю все эти определения, Иван Киреевский говорил, что в основном наша основная задача стоит пред нашей мыслью русской, это вот у нас есть богатое наследие, святоотечественная традиция теперь нужно так сказать ее перевести. Вот это проблема перевода на язык современной жизни, не теряя содержание. Это задача для христиан навсегда и она никогда не была решена и, наверное, никогда и не будет, но приближаться ведь можно. Тема, которая нас очень волнует, тема которой мы уделяем очень много влияния это почитание новоученников православной церкви. Дело в том, что у нас ведь к великому сожалению не осознают новоученников, не является обшецерковной практикой сегодня. Любой священник скажет, сколько моленных заказов, формированные показатели, это парадокс. Потому что в нашей с вами стране мене 100 лет назад, вот здесь на этой земле история ранней церкви повторилось в гораздо большем объеме, то есть наша земля пропитана кровью людей, которые вот этим утверждали свою веру, и это сокровище которого никогда не было в христианстве. И для верующего человека это единственная возможность отнестись к своей истории. Ведь мы до сих пор один из европейских народов, у которых до сих пор у которого не сложилось отношение к прошлому 20 века. Вот в Германии памятник Гитлеру невозможен, а вот к нас ситуация другая, единственный вариант это через почитание новоученников, это критерий, это камертон отношений». Приезд журналиста такого уровня вызвал интерес не только у журналистов, но и у преподавательского состава и студентов кафедры филологии и журналистов Ставропольского Государственного Университета. Сразу же после беседы в студии мы отправились на встречу со студентами в университет, где состоялась небольшая презентация журнала «Фома» с будущими журналистами. Владимир Легойда отвечал на многочисленные вопросы и делился собственным опытом преподавания. Нашу беседу мы продолжили уже во второй половине сразу после выступления Владимира Романовича не форуме «Крепкая семья основа России». Поэтому вполне естественно, что мы говорили о семье, о молодежи и о религии. Владимир Легойда – главный редактор журнала «Фома»: «Молодежь сегодня читает мало. Оно читает в разы меньше, к чему привыкли, что люди читают. Этот значит, что надо искать просто другие формы, другое дело. Бывают ситуации, когда форма очень сильно влияет на содержание. Общаться SMS сообщениями, это будет, как раньше был анекдот «на ночь читай пейджер, долго думал» ведем к этому. Конечно, некоторым вещам нужно предстоять, но другого пути кроме поиска обыкновенных форм, его нет. Понятно, что нас сегодняшний форум рассчитан более на взрослое поколение, специалистов, на тех, кто работает с молодежью. Потому что молодежь может вынести положительный образ, который создают отдельные люди. Понятно, что харизма владыки это что – то неповторимое и что может произвести очень большое впечатление. Содержательная часть форума это конечно в меньшей степени для конкретных молодых студентов. Дело в том, что надо устраивать площадки, где молодежь будет иметь все возможности общаться, вступать в дискуссию с взрослыми и друг другом. К сожалению, поскольку позиция учеников в последнее время не является естественной для человека или проблематична она, то тогда нужно искать способы, когда без дидактики, какие то веши, проговариваются притом, что нужно, безусловно, оставаться на позиции учительства без этого мы просто потеряем образование. Нужно искать формы и не бояться пробовать, понимая то, что кто это делает, имеет право на ошибку. Есть 2 максимально близкого понятия это вера и любовь. В христианстве вера без любви не возможна. Чем испорчено сознание не молодых, а всех нас? Тем, что мы говорим так получилось, то что это было в воздухе, то что любовь приходит и уходит, вот это такое романтическое чувство которое когда нахлынуло с ним нельзя бороться и тогда все рушиться в плоть до семьи если она создана, а если она ухолит то тоже нельзя сопротивляться потому что так сказать «любовь пришла, ушла, завяли помидоры» и все. Но на самом деле, в чем фундаментальная системная ошибка? Как сказали бы ученные такого подхода, что любовь должна вызреть, она наступает не в начале отношений мужчины и женщины, а через некоторое время. В начале отношения могут быть украшены какой-нибудь влюбленностью. Это как семья она либо дает плод в любви либо она просто не дает никакого плода. У меня родители на днях празднуют золотую свадьбу, вот у них любовь, они 50 лет прожили вместе, многие говорят, что это привычка, но это все ерунда. Это все тяжелое наследие советского режима. Вот у моих родителей любовь я смотрю на них и вижу, они друг друга любят. Это не значит что они там не ссорятся. они жизнь прожили пол века вместе и у них любовь. А я могу сказать, что у меня с моей супругой начатки. Станут ли они отношениями подлинной любви, я не знаю, то есть я в это, верю и надеюсь, но должно пройти время. Но в том же в смысле то еже самое и с верой, потому что со временем вера либо возрастает со временем и человек говорит «ты верующий или нет» стремящийся. И мне кажется, сходностью этих 2 понятий объясняется, и то, что люди верующие или стремящиеся быть верующим им удается и в семье найти способ созидания правильной семьи. Но церковь, понимая как живой организм это не то, что ты формально соблюдаешь, но то, что церковь как жизнь, как – то без чего ты не сможешь дышать».
8 июня 2008, 09:46
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Программа «Ставропольский Благовест»
Последние новости: