24 февраля 2009

Застывшая память

О чём сегодня мы хотим помнить и что стараемся забыть? Об этом наш специальный репортаж «Застывшая память».
Скульптуры, здания, мемориальные доски, захоронения, произведения садово-паркового искусства – всё это памятники. На сегодняшний день в Ставрополе их 197. И по плотности населения ими наш город не уступает ни одной столице ЮФО. Но важно понимать, что только на бытовом уровне памятник – любое напоминание о выдающейся личности или историческом событии. На самом деле всё гораздо сложнее. Оказывается, чтобы тому или иному объекту стать памятником, должно пройти 40 лет со дня его выявления. Начальник отдела Управления культуры администрации г. Ставрополя Елена Колоева рассказала, что памятники истории и культуры – это объекты культурного наследия, которые представляют ценность с точки зрения истории, градостроительства, архитектуры, науки и техники, эстетики. Они в большинстве своём включены в государственный реестр, и состоят на учёте под охраной государства. Чтобы включить памятник в такой реестр, должно пройти 40 лет со дня его выявления. Из этого следует, что новый символ Ставрополя – Ангел, или бюст Ермолова, или памятник первой учительнице, установленный перед зданием физмата СГУ, – ещё не вполне памятники, а просто муниципальное или краевое имущество. Зато невзрачное на первый взгляд здание на проспекте Октябрьской революции – памятник во всех смыслах этого слова. Парадоксальная ситуация: памятник старый мешает новому. По задумке архитекторов, проспект Карла Маркса должен упираться в Ангела-Хранителя. И сегодня этот жёлтый дом в прямом смысле стоит на пути Ангела. Снести его нельзя, и красивая задумка так и осталась нереализованной. За что погибла стела? Чтобы попасть в госреестр и получить уважаемый статус и защиту государства, одному из самых известных ставропольских памятников не хватило девяти лет. По официальной версии, стелу погубила ржавчина. Но Николай Санжаров, автор трёх штыков, в это не верит. По его словам, независимая проверка показала, что повреждено было лишь 30% сооружения, то есть ее можно было отремонтировать. В документах же, попавших на стол чиновнику из министерства культуры, значилась уже совсем другая цифра – 87%. Участь памятника о подвиге доваторцев – тех самых, которые в Великую Отечественную на лошадях уничтожили 400 вражеских танков – была решена. Его снесли. На стороне стелы нет государственного реестра, зато есть федеральный закон о защите любых памятников, посвящённых ВОВ. А потому городская администрация точную копию разрушенной стелы должна восстановить. С местом, кажется, определились: 30-метровые клинки вознесутся к небу на южном въезде в город. Вожди в забвении Забвению предали ещё один символ, но уже не города, а целой эпохи. Когда-то скульптуры, бюсты, портреты или просто высказывания отца всех народов буквально заполняли всё пространство города. Памятники Сталину, как рассказал директор Ставропольского краеведческого музея Николай Охонько, снесли за одну ночь. Однако другие символы коммунизма пока стоят. Перед горадминистрацией сохранился Маркс (редкий случай – без Энгельса). А главное – Ленин. Он всё также невозмутимо взирает на главную площадь края. Правда, в последние годы символ атеизма заставили смотреть в спину символу веры. Зато он по-прежнему возвышается над массовыми демонстрациями. Флаги, конечно, уже не всегда красные, но в остальном всё по-старому. Хотя не всем лениным так повезло. По словам Николая Охонько, с памятниками Ленину происходит сейчас трагедия. Сделанные миллионными тиражами из недолговечных материалов, сегодня они начали разрушаться – отваливаются руки, проваливаются головы. И дело не в пиетете перед вождем мирового пролетариата – поскольку все разрушающиеся сооружения считаются памятниками, просто так их сносить нельзя. Нужно или реставрировать, или списать, а это большие затраты. Николай видит и некое возмездие в нынешнем тотальном разрушении памятников прежних вождей – они сыграли такую негативную роль в истории России, что сама память о них разрушается. В декабре, например, на центральной площади Новоалександровска у памятника Ленину отвалилась верхняя часть туловища. Версию вандализма уже не рассматривают: скорее всего, того, кто живее всех живых, сгубило время. Разрушается и другое советское массовое искусство: пионеры с горном, девушки с веслом – сейчас в крае едва ли найдётся пара этих незатейливых героев в хорошем состоянии. Между тем в центре Ставрополя, в десяти шагах от Комсомольской горки, уцелели девушки с виноградной лозой и снопом пшеницы! К чему они здесь, сейчас и неважно – ведь у памяти нет логики. Умножаем наследие Однако нам свойственно не только забывать часть истории, но и кое-что вспоминать. Так, на улицах Ставрополя появились бюст генерала Ермолова, скульптура губернатора Никифораки – Город креста вновь начал уважать свое дореволюционное прошлое. Другая часть недавно поставленных памятников посвящена павшим при исполнении служебного долга. Сначала это были афганцы, а затем в сквере на проспекте Кулакова появились таблички и с жертвами чеченских войн. В отличие от своих каменных созданий, скульпторы и архитекторы не стоят на месте. Тот же Николай Санжаров активно ищет форму, как выразить всю скорбь по четырем тысячам ставропольцев, пострадавших от радиации. Место уже присмотрел: сквер перед дворцом культуры имени Гагарина. Однако в других городах идут ещё дальше. В Белгороде, например, уже увековечили 90-е: на одной из площадей застыли бронзовые челноки. Есть там и памятник честному гаишнику, который по легенде оштрафовал не только своего начальника, но и любимую жену – не там переходила дорогу, и девочке, пускающей мыльные пузыри, и бабушке, которая вяжет чулок. Что будет символом нашего времени в Ставрополе – пока неизвестно. Главное, чтобы власти захотели услышать мнение обыкновенных горожан.
24 февраля 2009, 17:50
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Программа «Новости 24. Тем временем»