24 сентября 2009

Жертвы «косметического» кредита

Армия ставропольцев, пострадавших от кредитных аферистов, растет. Прилавки с косметикой стали прикрытием мошенниц. Руками подчиненных начальство фирмы «Маруша-Плюс» нелегально отмыло 200 миллионов рублей. Ольга Облогина – о трагичной развязке этой «мыльной» оперы.
«Маруша-плюс» Парфюмерия и косметика. 10 лет подряд Ирина Фарафонтова каждый будний день приходила сюда на работу. Она была уборщицей. В 2006 году руководство стало говорить о тяжелом положении фирмы. Как способ из него выйти, предложили сотрудникам взять кредиты на фирму. Отвертеться от добровольно-принудительного приказа влипнуть в кредитную кабалу Ирина не могла – угрожали увольнением и страх остаться без работы победил. Начальство клялось – не придётся платить ни копейки, долговые обязательства они берут на себя. Но сюрпризы начались уже в банке: расписываться пришлось буквально под чистым листом. О том, что она должна банку два с половиной миллиона рублей, Ирина узнала только этим летом. Зарплату платить перестали, и она уволилась сама. Начальница Галина Соловьева позвонила на следующий день и «обрадовала»: оказывается, кредиты теперь выплачивать бывшим сотрудникам. Вместе с Ириной начальство «Маруши» превратило в должников всех своих работников. Больше сотни. С помощью поддельных документов их заметно повысили в должностях – зарплаты подскочили до 130 тысяч, вместо реальных 5-10-ти. В аферу втянули даже семьи обманутых – как поручителей. 200 миллионов рублей – этот денежный куш оказался в руках у начальства. В апреле завели уголовное дело. Сейчас из семи магазинов двери открыты лишь в одном. Из всего коллектива остались две продавщицы и управляющий. Но общаться с журналистами они не настроены и просят их не снимать. «Маруша-плюс» теперь «маруша-минус»: имущество арестовано, даже трудовые книжки. А вырывших себе долговую яму начальниц Татьяну Беке и Галину Соловьеву объявили в федеральный розыск. Согласно УК РФ, им грозит лишение свободы до 10 лет. Сейчас в милиции пытаются установить, каким имуществом владеют преступницы, чтобы компенсировать банкам убытки. Но пока по официальным данным, Беке не имеет вообще ничего, а у Соловьевой – только квартира.
24 сентября 2009, 13:25
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Программа «Новости 24. Тем временем»