4 марта 2010

За допрос с пристрастием

В Ставрополе вынесли приговор двум сотрудникам уголовного розыска РОВД Новоселицкого района. Их обвиняли в применении насилия во время допроса, а попросту пыток – так из Димы Медкова выбивали признание в убийстве своей сестры. А она, как оказалось потом, жива. Максим Гревцев выслушал речь судьи и понял, ставить точку в этом деле еще рано.
Вам 17 лет. Вы – обычный застенчивый сельский подросток, отец в тюрьме. И двое взрослых мужиков, следователей, бьют вас бутылкой с водой по рёбрам, делают растяжки, оскорбляют и угрожают ещё более страшной расправой. Вы бы сделали то, что они требуют? Дима Медков, которому один из следователей, Каргалев, пригрозил убийством, говорит, что под таким давлением признался бы в чем угодно, даже в убийстве Кеннеди. Но требовалось другое – нужно было признаться в убийстве родной сестры. Дима Медков не выдержал пыток и в подробностях рассказал о мнимом преступлении. В протоколе допроса записано: «Он толкнул её, Татьяна упала и ударилась о батарею. Девушка не дышала. Медков вынес труп во двор, там разрубил его на 8 частей и сжёг в бане. При этом подкидывал дрова и куски резины». Явку с повинной оперативники выбивали, зная, что как минимум четыре человека видели Татьяну живой в течение недели после предполагаемой даты убийства. Но милиционеры эти показания в расчёт не принимали. В результате Диму Медкова отправили в Москву, в институт имени Сербского. Там психиатры признали юношу шизофреником, и суд приговорил его к принудительному лечению. Однако выяснилось: якобы убитая Татьяна живёт в Дагестане, вышла там замуж, приняла ислам и даже читает Коран на арабском. Адвокаты милиционеров, уже на суде, выдвинули версию: Дима знал, где сестра, но молчал и сознательно себя оклеветал, чтобы скрыть, зачем и как Татьяна оказалась в соседнем регионе. Была даже идея, что из девушки хотят сделать шахидку. Но проверять эти предположения суд не стал. Зато Диму выпустили из психиатрической лечебницы. Он отсудил полмиллиона рублей за моральный ущерб и потребовал, чтобы на скамье подсудимых оказались и новоселицкие милиционеры, и представители прокуратуры, и судья, который приговорил его к лечению. Пока свой приговор выслушали только милиционеры. В зале суда они были спокойны, улыбались и даже играли с музыкальным плеером. Судья Орест Амвросов огласил приговор: три года лишения свободы условно, с исправительным сроком на 1 год и лишением права работать в органах на 2 года. На таком приговоре и настаивал гособвинитель, хотя мог потребовать до 10 лет реального лишения свободы. Однако даже с таким мягким приговором адвокат милиционеров не согласна, и вероятно будет подавать апелляцию. Кроме того, она согласна с потерпевшим Медковым: на скамье подсудимых должны оказаться не только новоселицкие милиционеры. Людмила Дутова, адвокат подсудимых: «Был следователь, который независимо вёл расследование, был прокурор, который должен был следить за всем этим. И далее – приговор о принудительном лечении вынес суд, а не Каргалёв или Михнев. Кто они такие?!» Итак, в этом запутанном, странном деле точку так и не поставили. И впереди, по- видимому, ещё не одно судебное заседание.
4 марта 2010, 11:56
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Программа «Новости 24. Тем временем»