29 сентября 2008

«Эти свободные бабочки!»

В последнее время стало модно дарить подарки «из ряда вон». Например, безобидная на вид коробка с бантом, а внутри – разноцветное чудо: живые бабочки. Весь «подарок», правда, быстро улетает, зато сколько эмоций и впечатлений остаётся! Тем, кто не успел рассмотреть пестрокрылых красавиц – прямая дорога в музей. Кстати, коллекция пополнилась совсем недавно. Побывала там и почувствовала себя настоящим энтомологом и наш корреспондент Ольга Облогина.
Гера, Агриппина, Мнемозина, Аполлон – для многих это лишь имена героев греческих мифов. А для энтомологов – настоящие жемчужины коллекций. Крылатые насекомые со всех континентов – от Африки до Австралии – бережно хранятся за стеклами энтомологических коробок музея уже не один год. Уникальными экспонатами пополнился стеллаж с кавказскими бабочками Игорь Доронин, сотрудник отдела природы ставропольского музея-заповедника, рассказывает, что среди полутора тысяч наших кавказских бабочек образцов-экземпляров, многие из них найдены в Ставрополе и на Черноморском побережье. Гигант среди бабочек-кавказцев – Большой павлиний глаз. Название неслучайно – размах крыльев насекомого достигает четырнадцати сантиметров. Ещё один «гвоздь программы» – бабочки-птицекрылки, одни из самых крупных в мире. Их интересной особенностью является полное отсутствие ротового аппарата, то есть они вообще не питаются. По словам Игоря Доронина, их задача – не есть, а откладывать яйца и продолжать свой род. Кислотная расцветка, перламутровый окрас, маскировка – раскраске насекомых Кавказа позавидуют даже тропические бабочки. Ещё одна «хитрость» – узоры на крыльях. Это имитация глаз птиц и животных. Такие представители в коллекции – эксклюзив. Ведь встретить их в полете почти невозможно. Имена большинства новых экспонатов можно найти лишь на страницах Красной книги. О редких «подопечных» сотрудники музея заботятся. Фиксируют, обрабатывают, оберегают от пыли. Но и остальные «обитатели» коллекции не чувствуют себя обделенными: каждая коробка – предмет пристального внимания энтомологов. Игорь Доронин сотрудник музея-заповедника: «Cамая большая беда всех коллекций – это различные паразиты … Если не протравить, то это будет до первого месяца – и от неё не останется ни рожек, ни ножек! А если она хорошо протравлена – десятилетия! Более 70 лет!» На вопрос, сколько же всего пестрых крылатых в коллекции, сотрудники музея отвечают неуверенно – более девяти тысяч. И прибавляют – сбились со счёту из-за частых обновлений.
29 сентября 2008, 14:30
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Последние новости: