АТВ Ставрополь
В чем смысл Ставрополя?
В чем смысл Ставрополя, как бороться с повседневным уродством и сделать город лучше? Обо всем этом рассказал Владимир Бойков из Центра прикладной урбанистики. Говорить о городе и не видеть его - это неправильно, поэтому мы прошлись по Ставрополю и прочувствовали, чем он дышит.
ЧТО ТАКОЕ УРБАНИСТИКА?
Урбанистика – это наука о городах, которая объединяет как архитектуру, градостроительство, так и социологию, психологию и многие другие аспекты. Это систематизация городского пространства. Урбанисты копаются в смыслах. Хотя архитекторы раньше тоже шли от смыслов к вымыслам, постройкам. Но сейчас урбанистика больше пластов в себе объединяет. По сути, все могут заниматься урбанистикой, потому что живут в городе.
В свою очередь, прикладная урбанистика – это уже когда наука применяется на практике. Когда мы действительно выходим и начинаем что-то делать. Урбанистика вместе с прикладной ее частью образует технологию. Когда кто-то проводит интересные акции, центр прикладной урбанистики видит эту технологию, формирует из нее шаблон и адаптирует к другим городам – понятное дело, с применением локальной идентичности.

Центр прикладной урбанистики – это инициатива неформальных городских сообществ от Святослава Мурунова. Он организовал это движение и ребята, которым интересна урбанистика, к этому движению присоединяются.

Получается, что со временем в центре прикладной урбанистики скапливаются технологии, связи между теми, кто делает урбанистику, администрацией и бизнесом и все вместе пытаются повлиять на ситуацию.

В Ставрополе основное направление центра прикладной урбанистики – это стрит-арт. Мы просто начали с того, что были художники, которые хотели бы рисовать. И мы подумали о том, что преобразовывать городское пространство через стрит-арт намного проще. Например, когда мы были в Невинномысске, проводили фестиваль, мы расписали несколько площадок и в итоге пространство вокруг везде благоустроили. Стрит-арт – это способ легко зайти и рассказать, что это такое и быстро показать. Все остальное требует определенных больших согласований, большего количества людей. Мы этим тоже начинаем заниматься, у нас есть несколько задумано общественных пространств. Плюс это образовательная часть. Иногда мы устраиваем школу прикладной урбанистики, иногда просто образовательные лекции.
А так, конечно же, центр прикладной урбанистики – это больше, чем даже городское планирование. Это во многом создание тематических сообществ. Нас собралось за какое-то время несколько сообществ. Самое большое сообщество – в районе 40 человек. А поменьше, по малым группам по проектам – 3-5 человек всегда, плюс волонтеры.

Основа урбанистики – это когда есть люди. Предположим, если есть сообщество паркурщиков, они делают всероссийский фестиваль «КАРДО». Есть сообщество, есть запрос – и на него есть ответ. А мы пытаемся сформировать в принципе у горожан запрос на город. Чтобы был запрос на город, в котором они хотят жить. Не чтобы они видели, как этот город меняется без их участия, а чтобы понимали, какой им нужен город, могли это донести и реально увидеть в итоге. Это идеальный план.
ОБЩЕСТВЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО

Вот одна из площадок, которую мы хотим преобразить. Здесь был дом старый, который снесли, а землю почему-то отобрал город – не разрешили построить ничего здесь. Это хороший пример. Мы хотим даже подчеркнуть, что нельзя сносить дома. Хотим на этой площадке сделать ландшафтный дизайн, уже в этом сезоне. Проблема только с газовой трубой.

О ВАРИАНТАХ ПРОСТРАНСТВА
Иногда мы предлагаем к обсуждению проекты обустройства общественных пространств – например, смотровой площадки возле памятника Солдату. Архитектор в нашем сообществе предложил проект, который он когда-то в вузе защищал. Мы выступили с ним на форуме предпринимателей. Затем выступили с ним в градостроительном комитете. Проект обсудили, очень сильно его разругали, сказали, что никуда он не годится, но все же отправили на доработку.

Урбанистика – это поиск смыслов
Вполне возможно, это произошло из-за того, что уже был проект моста. Но с другой стороны, наш проект мосту не противоречит, потому что мы занимаемся другим пространством. Урбанистика – это поиск смыслов. Смысл этой горки – косогор. Это было своеобразное укрепление. Может быть, это не тот самый косогор крепости, но выглядит это именно так. Можно обыграть этот земляной вал, показать, что здесь была крепость. Я не говорю, что наш проект идеален, это концепт скорее, можно его и дальше дорабатывать.
ГОРОД МАЛЕНЬКИХ ТРОПИНОК

Наша старая архитектура исчезает, к сожалению. Хотя она могла бы стать туристической достопримечательностью. Мы даже не заходим вглубь улиц, не замечаем этого всего. Например, стоит стена – уже там ничего нет внутри. А ведь это могло бы стать классным заведением со ставнями, общественным местом. Говорят, что у нас нет в Ставрополе символов – но вот, пожалуйста, эти круги встречаются на каждом углу.

Очень интересны дворики старого города – по ним можно гулять часами. Знаете, раньше они все были соединены друг с другом.

Это был совершенно другой город – город маленьких тропинок. Люди друг к другу так ходили. Большие дороги существовали только для лошадей.

А сейчас просто дорисовываем воображением. Можно дорисовать брусчатку, подкрасить дома, провода спрятать – и пространство готово. Представляем себе старую Европу, гуляем по маленьким улочкам, фотографируемся на каждом углу.
О СМЫСЛЕ СТАВРОПОЛЯ
Мы были созданы как оборонительная крепость. Потом у нас появился новый классный смысл – врата Кавказа, через наши Тифлисские ворота ехали на Северный Кавказ, в Тбилиси. Это подарило мощные экономически потоки, дало городу развитие. Например, у нас своевременно развивалась архитектура, модерн – все это подарило нам аптеку Байгера и многие интересные здания.

А сейчас смысл опять-таки уже утерян. Мы говорим, что Ставрополь в тупике. На самом деле, в тупике скорее наше сознание, потому что мы не знаем – а что с городом, собственно, дальше-то делать?
Мы бы хотели город просто открыть, показать горожанам, чтобы они его увидели

В начале ХХ века чиновники решили «отрубить» все торговые все железные дороги на подступах к Ставрополю. Они подумали, что тогда это будет очень прямой контроль из Москвы, и им это не особо нужно. Но если бы дорога была, Ставрополь был бы, наверное, городом намного больше и влиятельней. Может, и к лучшему, что так не произошло, потому что таким образом город лучше сохранился с точки зрения архитектуры.
У нас сохранилась своя особенность, но при этом мы утратили в экономике. Нужно понимать, что экономика может как созидать, так и разрушать. Но смысл утрачен. Но сейчас его можно всячески привносить, заново открывать и он будет понятен как символ.
КРЕПОСТЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ

Есть проект на площадке возле крепостной стены, которая тоже может быть благоустроена. Вроде бы даже в этом году было запланировано благоустройство. Мы хотели здесь продолжить смысл города. Видите, здесь крепостная стена идет и есть парапет маленький. Возле него можно построить две башни маленькие, а сам парапет заложить деревянными досками – сделать лавочкой.

Вокруг сразу же общественное пространство образуется. Понятное дело, что это не крепостная стена, но это символ, который можно доиграть визуально. Может быть, добавить подсветку. Можно и по-другому эту крепость расположить, отталкиваясь от того, что уже есть. Эта стена уже сама по себе напоминает крепостную стену. Если бы мы шли и увидели, что ее стилизовали, поставили башню, нас бы ничего не удивило. Мы бы сказали – ну да, это ж крепостная стена, значит, здесь должна быть крепость.
ОТ ПОЛА ДО ПОТОЛКА
Площадку с фундаментом интендантства, кстати, классно сделали. Мне кажется, что пока это лучшее, что у нас сделано в городской среде.

Вообще всегда начинать город всегда нужно с пола в идеале. С ливневых стоков, канализации, подземных путей и коммуникаций. Достаточно просто сделать так, чтобы город не был грязным. Вот например, если посмотреть, то тротуар находится выше уровня земли. Значит, соответственно, грязи будет меньше.
Вообще всегда начинать город всегда нужно с пола
Как еще минимизировать грязь? Сократить площадь открытого грунта. Вот эти островки земли, когда высыхают, превращаются в пыль. Если нет открытого грунта, то пыль не несется – она застревает в траве. Я не знаю, насколько здесь настроен сток воды, остаются ли лужи или они уходят. Если они уходят – значит, все нормально настроено. Пол настроили – можно дальше идти. Потому иногда бывает: построили все красиво, а потом нужно трубу вести. И они вот это все красивое разрывают.
КРЕПОСТЬ КАК СМЫСЛ

Самое интересное, что в принципе в Ставрополе можно крепость даже и не строить – она уже есть. Она со всех сторон огорожена стеной. Здесь внутри, раньше, давным-давно находился плацдарм ставропольской крепости. Вот там историческая постройка. Здесь везде была она.
Исторически это центр крепости.

Теперь представьте себе, что мы вдруг обратно воссоздаем крепость. Эти гаражи становятся магазинчиками, можно второй-третий этаж достроить, можно поставить какую-нибудь башню. Как видите, мы, как горожане, не имеем доступа на эту территорию. Несмотря на то, что здесь находятся исторические здания, запрещать доступ к ним нельзя в принципе, надо всегда допускать людей посмотреть историю свою.
ГДЕ У СТАВРОПОЛЯ ЦЕНТР?
А теперь я покажу еще одну ставропольскую крепость. Она может быть в 80-х годах пошла такая тема, что необходимо было поставить опорную стену, чтобы вся эта конструкция не скатывалась. Ставрополь – город оползневой, не везде можно строить высокие дома. Вот и построили эту стену. А теперь представьте себе, что мы можем Ставрополю подарить крепость и достопримечательности, которые несут исторический смысл – там внутри был плацдарм. Это был центр крепости. Зубчики пририсуйте взглядом – и вот она и есть. Не надо ничего придумывать.
Мы можем получить совершенно другой город, просто сместив немного акцент
У нас сейчас в городе акцент в другом месте находится. Он поднялся на площадь Ленина и смещается к югу. А старый центр-то вот начинается вниз Карла Маркса, Достоевского, идем в сторону северо-западного через низ, через эту же железную дорогу. Мы можем получить совершенно другой город, просто сместив немного акцент – ближе к Триумфальной арке. Вот там Ставрополь настоящий. Там есть исторические улицы, можно гулять. Сохранились целые ансамбли, что редко для того же Краснодара.

И здесь очень привлекательное место. Вот даже если здесь дальше посмотреть. Для крепости. Здесь можно сделать сразу же рисуется воображением сцена какая-нибудь. Этот ларек может быть какой-нибудь модной кофейней. Вот этот парапет – он холодный даже летом и, несмотря на это, на нем всегда сидят люди.
Задача урбаниста – это увидеть и подчеркнуть. Обычно не надо даже ничего строить особенно. Вот сверху если прибить деревянные дощечки, то эти люди будут уже немного благодарны. Потому что они здесь и так находятся. А это место может стать еще одним небольшим симпатичным парком, если будет хороший газон и бескаркасная мебель появится. Это же будет симпатично – не только просто прогуляться и подняться наверх горы можно будет. Город перестанет быть линейным.

Вообще сейчас в принципе тенденции такие, что линейность в пространстве убирают. А здесь газон постелили – почему по нему нельзя ходить? Если какие-то породы растений редких, по которым ходить особо нельзя, еще ладно. А так - если бы мы с вами были где-нибудь в Германии, то летом, скорее всего, здесь была бы в жару куча ребят, которые расстилали бы свои одеяла и там валялись. А, наоборот, по прохладе они бы перемещались на солнце.
ПОВСЕДНЕВНОЕ УРОДСТВО

Мы с вами смотрим на повседневное уродство. Стоят дома, которые построили без соблюдения норм по высоте зданий. Нельзя было поднимать его особо выше. Но что теперь нужно делать с этим? Не сносить же. Получается, нужно адаптировать.

Адаптировать достаточно просто – этот дом в принципе с вполне колоритной крышей. Можно его зашпатлевать, покрасить в какие-то цвета яркие и даже в принципе крышу эту оставить и будет уже симпатично. Нужно понимать, когда где-то строишь, как это друг с другом стыкуется.
О ВАУ-ЭФФЕКТЕ
Я не до конца уверен, если честно, что город вообще готов полностью меняться. Есть запрос только на небольшое изменение. Вообще раньше был тренд в мировой урбанистике, который назывался "вау-эффект". Нужно было строить дома, которые вызывали удивление. Таким образом появилась сиднейская опера и множество других привлекательных объектов. Потом тренд сменился на общественные пространства. Теперь важнее стало делать удобно для города, для горожан.

В Москве, например, жителей не особо интересует, какую высотку построят – важнее, чтобы возле дома была комфортная площадка или коворкинг, где можно с ноутбуком посидеть и не будет дождь мешать.
Нам не хватает такого городского художника
У нас в Ставрополе это может, конечно, быстро измениться. Но сейчас у нас есть запрос на вау-эффект. Вспомните, сколько людей приехало на открытие светомузыкального фонтана. А на обустройство какого-нибудь двора вряд ли кто-то обратит внимание.

Яркий пример – фонтаны на Ангеле. Там же даже неудобные лавочки. На них неудобно присесть, нельзя толком опереться – у них узкая спинка. Но народу это нравится – площадка вызывает у него вау-эффект. Однажды, когда все сместится в направлении эстетики окружающего пространства и создания именно общественного пространства, то может все поменяться.
ПЕРСПЕКТИВНОЕ ПРОСТРАНСТВО

Микрорайон «Перспективный» в городе с точки зрения урбанистики – это то, что может стать проблемой. Это огромные здания, практически нет дворов. Их, можно сказать, вообще нет – есть парковка, детская площадка, аллейка одна. Но сейчас вообще отошли от тенденции строить спальные районы.

Строят жилые кварталы. Это когда все учтено, интересы всех жителей. Чтобы комфортно было жить в этом квартале, не выезжая из него. Спальный район направлен на то, чтобы были такие городские пассажиры, которые на автобусе переместились из центра обратно. Собственно вот она и урбанистика. Вот откуда и пробки и все подряд. Жилой квартал строишь – он самобытен внутри себя. Он может вариться, жить своей жизнью.

А что делать с Перспективным? Не сносить же его. Выход есть всегда. Может, не самый дешевый, но и не самый дорогой. Например, есть идея с эксплуатируемыми крышами. То есть, представьте себе, что только вы, как житель Перспективного, можете подняться на крышу и гулять по крыше. А так как дома стоят друг с другом близко, это уникальная ситуация – обычно такого нет. От дома к дому можно протягивать мосты. Можно гулять по верхнему парку. Получаются своеобразные висячие сады Семирамиды. Изменяет же ситуацию? Город должен это все переварить.
КОГДА НУЖНА УРБАНИСТИКА?

Вообще запрос на урбанистику обычно возникает тогда, когда в городе уже полный провал. В Москве это было. Еще в 2006 году там были разбитые парки, неудобный транспорт, куча вывесок, как в Шанхае, одна на другой – было неудобно в этом городе абсолютно. И появился в городе запрос на изменения. Где-то в 2008-2009 годах он начал активно меняться. Началось все с парка Горького. И с того момента в Москве выросла совершенно другая городская среда.
Когда туда сейчас приезжаю, я иногда не узнаю этот город. И все эти изменения можно сделать очень быстро. У нас должен возникнуть яркий запрос. Ставрополь в принципе может быть вполне себе туристическим городом. Для многих сейчас это звучит дико. У нас очень экологичный город, у нас пять лесов, были найдены пять видов слонов, у нас лопухи человеческого роста растут в долине реки Чла. Как парк Мезозойской эры. Там можно поставить древних слонов в виде двигающихся фигур, например. Причем растения там редкие, занесены в какие-то книги. Это один месяц в году в августе происходит, но тем не менее.
ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ИЛЛЮЗИЯ

Вот на это здание мы тоже давно смотрим. С двух сторон можно сделать пространственную иллюзию. Что это с точки зрения стрит-арта? Когда идешь, рисунок разный, но в определенной точке он замыкается в единый рисунок. Здание продается, можно увеличить его привлекательность для тех, кто будет его покупать и тех, кто продает.

О ДОРОГАХ И ЛЮДЯХ
Дороги – это тоже один из вечных вопросов урбанистики. Как сделать передвижение по городу удобнее? Ответ на поверхности, но он многим не понравится – нужно ограничивать частный транспорт, увеличивать общественный. Можно выделить полосы для общественного транспорта. Когда ты едешь на машине, в пробке стоишь и видишь, что слева от тебя пролетел автобус, на следующий день ты уже едешь в этом автобусе. А личный транспорт остается для того, чтобы съездить в торговый центр, выбраться куда-нибудь за город. А по городу в принципе удобнее передвигаться на общественном транспорте. Такая ситуация складывается во многих странах. Опять-таки, велосипед во многом заменяет транспорт.

Я знаю о нескольких проектах, которые предлагают реализовать. Например, был такой проект – с Доваторцев на Лермонтова хотели протянуть трамвай посередине. Там где сейчас билборды и зеленая площадка. Можно, кстати, вместо трамвая взять «метробус» – автобус, который ходит по рельсам. Он может быть длинным, как несколько вагонов. И в итоге он соединяет мощные районы города. Он может ходить быстро, по расписанию, то есть проблем должно стать меньше.

А еще можно о пешеходных маршрутах через леса. У нас пять лесов, можно по ним ходить. По сути, через них мы можем коммуницировать со всеми районами в городе. Уже сейчас некоторые знатоки обходят пробки пешком по лесу – и добираются на работу гораздо раньше. Можно составить карту пешеходных маршрутов с расчетом времени прибытия, обустроить дорожки. Чтобы человек знал, что может ехать полчаса, а может за 20 минут дойти пешком.
Если бы мы соединили линиями юго-запад с центром трамваем или выделенной линией автобуса, провели бы линию на Кулакова, у нас была бы площадь на Доваторцев-Лермонтова развилкой всех этих трамваев.

Кроме того, через город проходит железная дорога: идет на север, идет на юг, идет в Пелагиаду. Есть даже несколько остановок. И в принципе вы по большому счету можете воспользоваться линией легкого метро в Ставрополе. Сейчас это, конечно, неудобно, но в принципе можно подумать в этом направлении.
ЗАКРЫТЫЕ ПРОСТРАНСТВА

Вот здесь тоже место интересное. Это все был раньше Центральный парк. Сейчас же частные предприятия поделили пространство заборами. Город является отражением культурных кодов. В России не было частной собственности какое-то время. Потом ее ввели, и все захотели свой кусок.

И теперь все должны максимально показать, что это их кусок, любым способом. Заборы эти в нашем сознании в первую очередь. Открыв какой-то забор, мы будем открываться внутри. Если бы мы открыли забор, гуляли бы уже не линейно. Мы с вами как машины передвигаемся вместо того, чтобы ходить как люди, кататься на велосипедах.
Автор: Вероника Кизима
Фото: Тамара Гадомская