АТВ Ставрополь
Запутанная история Петра Цапко
Как слепоглухого инвалида выставили на улицу?
Тёмный коридор, снующие повсюду инвалиды-пенсионеры, белая дверь под номером 15. За ней в небольшой комнатке со скромным убранством спит дедушка, подоткнув руки под щёки. Рядом с ним на кровати валяются очки и недочитанный номер журнала "Футбол". Этот дедушка - Пётр Цапко, инвалид по слуху с детства с остаточным зрением, переломом шейки бедра, диабетом, астмой и тяжёлым сердечным заболеванием. В 2014 году его буквально выбросили на улицу из-за махинаций родственников.
Отец, труженик, инвалид
Пётр Иванович Цапко родился в 1940 году в Благодарненском районе. Вскоре вся семья переехала в Ставрополь, где они поселились в большой, по тем временам, частный дом. Там, по словам мужчины, прошли самые лучше годы его жизни. Любящая жена, сын, небольшой сад, стабильная работа на "Красном металлисте" - что ещё надо для счастья?
Но рано или поздно всё заканчивается: сын женился и съехал на квартиру отца, которую тот получил от государства, жена умерла, а Пётр Иванович устроился дворником и стал коротать вечера в одиночку. Его сын Андрей стал уговаривать продать жилище и купить квартиру - сложно ведь глухому дедушке самому содержать дом. Пётр согласился.
Он купил себе квартиру, а сыну помог деньгами обменять однокомнатное жилище на трёхкомнатное. Так они и жили несколько лет. Затем сын с невесткой разошлись, и Андрей уговорил отца переехать в его трёхкомнатную квартиру на законных условиях с пропиской и оформлением собственности, а "однушку" уступить жене и внуку.

Жил в трёхкомнатной квартире Пётр Иванович до 2014 года. На тот момент инвалид уже не работал - он поскользнулся зимой на ступеньках и сломал шейку бедра. За несчастным случаем последовали несколько операций, металлический штифт, костыли. Сын за лежачим на тот момент отцом особо не стремился ухаживать, постоянно убегал из квартиры. Не изменился только один его интерес - к деньгам.
Он постоянно просил у меня денег: то в аварию попадёт, то в долги влезет, то за ЖКХ нечем платить. А потом выясняется, что все деньги, которые я давал на оплату услуг, шли к нему в карман.
Пётр Цапко
Однажды сын попытался забрать пенсию с карточки отца. Он вызвал нотариуса и сурдопереводчика прямо в больницу перед операцией Петра Цапко на бедро. Когда специалисты пришли, инвалид уже был под эпидуральным наркозом и смутно соображал. Сын в это же время настаивал, чтобы нотариус заверил доверенность на получение пенсии. И нотариус, и переводчик отказались участвовать в этом фарсе.
Как инвалида лишили квартиры?
Но оказывается, что все эти проделки сына были сущим пустяком. Гром грянул, когда весной 2014 года в квартиру Петра Цапко постучались приставы и потребовали выселиться из квартиры в ближайшее время.
В один прекрасный день Пётр попросил меня срочно прийти к нему, сказал, что его хотят выселить из квартиры. Я подумала, что, может, он не оплачивал услуги, долги скопились. Хотя и это странно: Цапко - очень добропорядочный человек.
Лилия Иванович, сурдопереводчик
Оказывается, сын обманным путём оформил ещё в 2002-2004 годах в регпалате квартиру Цапко сначала на себя, а потом на несовершеннолетнего внука Петра Ивановича. Внук же, достигнув 18-летия, подарил квартиру маме. То есть, хозяйкой квартиры стала невестка Цапко. И она, получив полные права на квартиру, продала её и выписала бывших членов семьи фактически на улицу.

Лилия Иванович (слева), Петр Цапко и волонтёр
Лилия признаётся: "Меня всегда удивляли регпалаты. Почему они, когда обслуживают глухих, не приглашают сурдопереводчика? На этот вопрос мне всегда отвечают, что глухие – дееспособные граждане, читать и писать умеют. Да, они могут сами принимать решения, они неглупы. Но в силу своей неграмотности они не понимают многих слов. В этих договорах у нотариуса и говорящий человек не всегда разберётся, а здесь – инвалид. Его легко запутать. Вот такая же ситуация и произошла с Петром Ивановичем. Сын отвёл его в регпалату, объяснил нотариусу одно, а отцу совсем другое. Родственники переводят как им хочется. Столько случаев обмана. Поэтому хотелось бы, чтобы на законодательном уровне постановили, чтобы при таких сделках участвовало независимое лицо – переводчик".
В тот день приставы ушли, но вернулись 16 июля. Визит закончился печально: дедушке стало плохо, и Лилии пришлось самой приводить в чувство старика, делать ему искусственное дыхание. На её вопрос, как они могут больного беспомощного человека оставить без крыши над головой, приставы сухо отвечали, что это их работа. Новый владелец, которого никто в глаза не видел, проявил "благородство" и дал Петру целый месяц на освобождение квартиры.
Улица, безразличие и одиночество

Петра Цапко ненадолго оставили в покое. Но затем в начале августа неизвестные люди пришли и забрали всю сантехнику из дома так, что жить в квартире стало ещё сложнее. А после, 4 сентября, 13 мужчин без предупреждения ворвались в квартиру и вынесли всю мебель Петра Ивановича на улицу. В том числе и его самого, спящего на диване. Люди, проходившие мимо, оставались безучастны - кто-то даже подворовывал выброшенную мебель. Пётр просидел так до самого вечера.


Куда идти, как действовать, когда тебе дают всего месяц на поиск нового места? Пенсии на аренду квартиры не хватит. Сын помогать отцу отказался, а внук на всю страну заявил одному телеканалу: "Значит, такова, его судьба".
Сперва Петра Цапко на два месяца приютили глухие друзья. Потом он две недели прожил у сурдопереводчицы Лилии. Тогда он был не просто подавлен - он был в отчаянии. Говорил, что проще выброситься из окна, чем пережить всё это унижение.
Позже через суд его всё-таки вписали обратно в злосчастную квартиру. Но на тот момент новый хозяин полностью ободрал все стены и заколотил все окна. Жилище стало вовсе непригодным для жизни. Так пустует квартира и по сегодняшний день.
Когда встал вопрос о том, куда поселить бездомного инвалида, перед ним поставили два варианта: или он едет в дом престарелых, или будет жить в доме инвалидов. Он хотел поселиться во втором месте: там жили его знакомые, никто не отнимал 75% от пенсии, выдавалась своя отдельная квартира. Но при всём желании он не смог туда заселиться. Для этого были нужны документы, которые теперь почти все оказались у новых хозяев квартиры. Те отказываются ими делиться до сих пор. Боятся, видимо.

Дом престарелых Пётр считал чем-то очень страшным и жутким. Когда его туда везли - на его глазах выступали слёзы: "Неужели я заслужил такую старость?". Но человек ко всему привыкает, и наш герой привык к новому месту тоже, хоть и не сразу.
"Я не могу жаловаться. Здесь всё-таки лучше, чем на улице. Только то, что оставляют всего 25% от пенсии, неудобно. Мне не хватает на необходимые лекарства для сердца. Да иногда даже на булочку к чаю. Но самое главное - общение. Его мне очень не хватает. На данный момент я один глухой здесь. Друзей у меня нет, общаться не с кем. Я сижу один целыми днями, смотрю футбол, читаю газету, но ничто не может заменить простого общения. Я здесь как на необитаемом острове - живу отдельно в своём маленьком государстве и почти ни с кем не могу общаться"
Внук и сын в комнате №15 у Петра Ивановича не появляются. Сын пару раз приходил в самом начале, просил денег и предлагал старику жить вместе с ним на квартире. Пётр отказал. Лучше уж вовсе одному, чем с таким сыном.
Мы навестили Петра Ивановича в доме престарелых. По наводке сурдопереводчика принесли ему пирожков с капустой, картошкой, разных булочек - то, что он так любит, но не может себе позволить. Отпускать он нас не хотел: слишком уж не хватает ему общения. Казалось бы, мы ничего значительного не сделали. Всего лишь проведали его, посидели в комнате, погуляли. Но даже это малое дело он воспринял как большой подарок. Помочь инвалиду, оставшемуся без дома, несложно. Достаточно лишь прийти и поговорить. Может, принести гостинец или деньги на лекарство. Это может сделать каждый.
Автор - Екатерина Ерёменко