5 августа 2007

Символ жизни и мира

Часто ли мы задумываемся о том, что для нас значит вода? Конечно, это одно из необходимых удобств жизни, доступное, механизированное, и пока дешевое. Открыли кран, и вот она – бежит... Но для того, чтобы понять, почему тысячелетиями именно вода была одним из главных религиозных символов, нужно восстановить в себе утраченное нами почти без остатка чувство космоса.
Ибо вода для древнего человека была не чем иным, как символом самой жизни, и мира – как жизни... Можно долго не есть, но без воды человек умирает, и, следовательно, он есть существо жаждущее. Без воды невозможна чистота – и, следовательно, она есть символ чистоты и очищения. Жизнь, чистота, но также красота, сила и мощь водной стихии, отражающей в себе, как бы впитывающей в себя бездонную синеву неба. Вот то ощущение или переживание воды, что поставило ее в центр религиозных представлений человека. Войдите в храм в канун Крещения, когда совершается «великое водоосвящение», вслушайтесь в слова молитв и песнопений, всмотритесь в обряды, и вы почувствуете, что здесь не один древний чин, а нечто, говорящее и теперь, как тысячу лет назад, о нашей жизни, о нашей жажде, о нашей вечной и неизбывной тоске по очищению, возрождению, обновлению... Сам Бог в образе человека вошел в эту воду, соединив себя не только с человеком, но и со всей материей, всю ее сделал светлой и светоносной, всю – направленной к жизни и к радости. Всего этого нельзя ни пережить, ни почувствовать – без покаяния, без глубокой перемены сознания, без обращения ума и сердца, без способности вдруг все увидеть в новом свете. Именно такое покаяние проповедовал Иоанн, и оно сделало возможным увидеть и с любовью принять в образе Иисуса, идущего к Иордану, – самого Бога, от века возлюбившего человека и весь мир сделавшего для него образом своей любви, вечности, радости. Омовение в водах, издревле было символом перерождения, очищения. Как источник – начало любой реки, так и вода при Крещении дает нам начало жизни во Христе. Купание в источниках, освященных церковью, всегда было любимым обычаем русского народа. Погружаясь в целебные воды, люди получали ощущение ни с чем не сравнимой радости, а в особых случаях и исцеление от болезней души и тела. Святой источник близ села Татарки стал известен во второй половине XIX века. История его прославления рассказывает о следующих событиях. Казачка Елена Бабичева, с именем которой неразлучно связано первое упоминание о роднике, однажды заметила, что ее скот постоянно посещает какой-то ручей в лесу. Елена поведала , что ей приснился сон, пересказ которого хранится в краевом архиве: будто искала она у криницы своих коров, когда повстречался ей старец-странник, который повелел здесь сруб поставить, ибо вода в колодце святая... Посещая Иоанно-Мариинскую обитель в Ставрополе, Елена словно увидела тот же сон: старец наказывал отслужить у святого родника молебен с водосвятием. Обо всем этом поведала Елена Бабичева настоятелю Татарской церкви в честь Казанской иконы Божией Матери отцу Мефодию, который отслужил здесь первый молебен. Тогда же поставили над святым источником сруб с крышей и большой деревянный крест с двумя иконами и лампадой. Год за годом шло к святому источнику все больше людей из ближних и дальних хуторов, сел и станиц, надеясь на исцеление своих недугов. В 1872 году на имя епископа Кавказского и Екатеринодарского с кафедрой в Ставрополе пришло прошение о желании верующих возвести часовню. «В двух с половиной верстах от селения татарского,- говорилось в прошении, – открыт жителям оного колодец, из которого они признают воду за целебную для верующих больных, почему по их просьбе Мамайской Георгиевской церкви Ставрополя отец Алексий Семенов служил у того колодца молебен, и при этом от доброхотных дателей на возведение часовни у святого источника собрано 96 руб. 38 коп. серебром. Епископ Кавказский и Екатеринодарский Герман, человек строгих нравов, первоначально усомнился в чудотворности родниковой воды. «Относительно вымышленного чудотворного колодца с деревянным стволом и железной крышей, при которой утверждены две иконы с горящими лампадами, а также водруженным над колодцем деревянным крестом с прибитыми к нему малыми крестами,- написал он в резолюции,- то таковые убрать». Но, видимо, посетив «Святой источник», где не мог не встретить излечившихся, он более чем терпимо отнесся к становлению этого «народного» чудотворного очага. Во всяком случае, людская молва о нем все более и более распространялась по Кавказу. Однако лишь при архиепископе Кавказском и Ставропольском Агафодоре «Святой источник» официально был объявлен чудотворным. Был устроен каптаж родника, представляющий из себя уходящую в глубь лесного склона сводчатый каменный грот. Попасть туда можно было через дубовую, окованную железом, дверь, устроенную в центре полукруглой, двадцать саженей длиной и полутора – высотой, стены, украшенные карнизами, в одной из которых находилась скульптура Иисуса Христа. Отсюда по двум посеребренным трубам родниковая вода сбегала в круглый, выложенный камнем бассейн. Каменными плитами была выложена и вся площадка у каптажа, а также часть устроенной сюда дороги. Ниже капотажной площадки, куда вела каменная лестница, оборудовали вместительные каменные купели... В церковные праздники здесь собирались тысячи верующих. Все подъезды к «Святому источнику» были буквально забиты конными экипажами. Шли службы, горели свечи и лампады. Благовонный дым кадил смешивался с ароматом леса и цветов многочисленных зеленых лужаек. Шел сбор денег на устройство здесь церкви во имя Божией Матери Всех скорбящих Радости. Но вскоре началась первая мировая война, затем революция... Впрочем, в советское время «Святой источник» оставался наиболее посещаемым уголком окрестностей Ставрополя. Вплоть до разрушения в 30-х годах Татарской Казанской церкви там шли службы. Но даже и после этого сюда шли страждущие и бодрствующие, по-прежнему не пустовали купели с родниковой водой, которая, помимо того, в бутылках и прочей таре развозилась по всем регионам Кавказа. В конце 50-х годов сумерки атеизма повисли и над этим чудесным во всех отношениях местом. До основания были разрушены каптаж «Святой источник», часовенки и купели, дорога к Кринице. Но этого показалось мало строителям «светлого будущего». Пробивающийся среди бурьяна и битого камня вчерашнего каптажа родник гусеницами бульдозера забили спрессованной землей. А ныне замурованная «живая вода» вырвалась все-таки на свет Божий, гигантской силой сдвинув пласты земли у села Татарки... Вода – самое ценное вещество на земле. Вода есть жизнь – жизнь телесная, а для Православных христиан она является началом духовной жизни. Именно погружением в воду для нас приоткрываются Врата Царства Небесного, и именно поэтому у православных людей с древних времен особое отношение к родникам.
5 августа 2007, 16:20
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Программа «Ставропольский Благовест»