27 мая 2008

Наскальный лик Спасителя

Взобравшись на небольшую скальную площадку, можно, наконец, и отдохнуть – крутой утомительный подъем остался позади. Но долго сидеть здесь, слушая шум протекающей внизу горной реки, не стоит. Ведь, пройдя на край площадки и обернувшись, вы невольно замрете – прямо на вас глядит большой лик Спасителя.
Откуда он появился здесь, в глухих и лесистых горах Западного Кавказа? Какой иконописец, и с какой целью нарисовал его на скальной стене? Вероятно, ответы на эти вопросы следует искать в истории древнего города, некогда существовавшего в долине реки Большой Зеленчук, раскинувшейся внизу под нами. Имя этого города, бывшего столицей Западной Алании, не дошло до нас в достоверных письменных источниках, и данный вопрос до сих пор дискутируется среди ученых. Но все историки и исследователи сходятся в одном: в X-XII веках Нижне-Архызское городище было центром Аланской епархии, форпостом византийского влияния на Северном Кавказе. До наших дней здесь сохранились монументальные храмы – самые крупные христианские храмы средневековой Алании – и многочисленные остатки небольших церквушек. Скала, где найдена икона Христа, обращена на Восток. Поэтому лик Спасителя смотрит прямо на Южный (Ильинский) храм, древнейший действующий христианский храм России. Но об этом историческом месте наш особый рассказ в одной из ближайших программ, а сейчас вернемся к наскальному изображению Христа. В мае 1999 года научные сотрудники Нижне-Архызского музея-заповедника проводили археологическое обследование хребта Мицешта, который своими лесистыми отрогами возвышается над Нижне-Архызским городищем. Район был выбран не случайно, так как именно здесь, по сообщению местных жителей, видели какую-то икону. Лишь в самом конце светового дня, после утомительных поисков, когда нужно было уже спускаться вниз, она была найдена. На вертикальной скале неярко белел лик Христа, при первом же взгляде, на который стало ясно – это работа Мастера! Под завораживающим взглядом огромных выразительных глаз сразу, куда то исчезла усталость. Косые лучи заходящего солнца, падая на икону, создавали причудливую игру светотени на поверхности скалы, но – странное дело – лик Спасителя не растворился в ней. Его очи, полные всеведения и печали, смотрели на меня, не позволяя скользить взглядом вокруг. Почем- то сразу вспомнились раннехристианские иконы и лики святых на них. Потаенные, созданные в период жестоких гонений на христиан, многие образы этих икон исполнены экзальтации, однако это не трагическая безысходность, а экстаз веры, неотступной и сильной, несмотря на преследования. А потом началась кропотливая работа по изучению, как самой иконы, так и окружающего ее участка горного хребта. В подошве скальной террасы, непосредственно под ликом, была найдена гробница, сложенная из массивных тесаных камней. Сразу бросилось в глаза, что в отличие от вышерасположенных языческих погребений, она устроена по христианскому обряду. Ее расположение рядом с иконой, и, в то же время, изолированность от других христианских погребений, позволяет предположить, что это или место упокоения самого живописца, или одного из тех христианских подвижников, что несли сюда, в далекие горные ущелья Алании, свет христианской веры. Первый вопрос, который часто задают люди, узнавшие об Архызском лике – не является ли он современной талантливой фальсификацией? Что касается научного изучения иконы, то до настоящего времени ее полного комплексного исследования не проведено, поэтому говорить о времени написания иконы можно только предположительно. Но даже первые, предварительные исследования, проведенные в лабораториях Москвы и Черкесска, дали интересные результаты. Для анализа были взяты микроскопические образцы краски в трех местах лика по специальной методике. Стратиграммы этих образцов показали, что икона многослойная и написана в технике темперы. Красящие пигменты имеют минеральное происхождение (в частности, зафиксирована охра) в качестве связующего использовался желток яйца. Тест на наличие воска и масляных пленок в краске показал их отсутствие. Исследования выявили три основных цвета лика (белый, темно-красный и коричневый), и, как минимум, два дополнительных. По сути, основной целью данных исследований и был ответ на вопрос, не является ли эта икона современной фальсификацией. Полученные данные о свидетельствует в пользу древности Архызского лика. Рассматривая лик в контексте окружающих его христианских памятников, можно сказать, что с исторической точки зрения наиболее вероятное время его появления здесь – IX век. Этой дате не противоречат и некоторые иконографические детали иконы. Так, обращает на себя внимание отсутствие нимба вокруг головы Христа. Судя по относительным размерам самого лика и плоскости скалы, где он нарисован, художник мог первоначально не планировать этой иконографической детали. Представляется, что такую вольность христианский изограф мог позволить себе лишь в то время, когда еще не окончательно сложился иконописный канон. Ведь только на церковных соборах 787 и, особенно, 843 годов были установлены строгие правила иконописи, в которых определены все допускаемые сюжеты и композиции каждого лика и образа (вплоть до цвета одеяний и мелких деталей икон). От этих «иконописных подлинников» все последующие иконописцы не имели права отступать. Сейчас же, в связи с видимым отсутствием нимба на лике перед нами встает очень важный вопрос – можно ли вообще считать этот образ иконой? По мнению научных сотрудников историко-ареологического заповедника, ответ здесь однозначный – да, можно, так как изограф выполнил главные требования, предъявляемые к иконе. Во-первых, лик написан по византийско-православному канону «Нерукотворный Образ». Во-вторых, и ныне, и, очевидно, в древности, он является объектом религиозного почитания. Что же касается нимба, то лучше всего об этом сказано в работах русского богослова и иконописца Успенского: «Нимб есть… необходимый атрибут иконы. Необходимый, но недостаточный. Не одним только нимбом отличается икона от других изображений; он только иконографический атрибут, внешнее выражение святости, свидетельство о свете. И даже если нимб стирается и становится совершенно невидимым на иконе. Она все же остается иконой». К архызскому лику, не смотря на крутой нелегкий подъем, нескончаемым потоком идут люди. Помолиться, поклониться, посмотреть. К сожалению, не все, кто поднимается сюда, исполнен благоговейного трепета. Многие идут из простого любопытства, – сфотографироваться, оставить и о себе сомнительную память наскальными надписями и автографами, отковырнуть кусочек краски, чтобы самому удостовериться в ее подлинности. Все это очень печально. И …удивительно, – куда подевалась металлическая сетка, установленная в 2000 году, исключавшая непосредственный контакт с иконой? Кто несет ответственность за святыни и уникальные исторические памятники? Говорят, священнослужителями Архызского храма не так давно была найдена еще одна икона – лик Божьей Матери на одной из скал Архыза. Но, видя отношение к лику Спасителя, о ней решено было молчать и всячески скрывать ее местонахождение. Существуют на земле места, где время не искажает дорогие черты. Где сохранено все и ничто не портится ни сыростью, ни подлостью…Где память не утрачивается. Где можно самому увидеть все то, что на что, надеешься и что любишь. Когда – то мы думали, что икона – это схема, а равно и свобода. Мы думали, что икона – это догма, а это еще и любовь.
27 мая 2008, 16:28
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Программа «Ставропольский Благовест»