21 августа 2009

Это страшное слово «дефолт»

В августе 1998 в обиход россиян вошло слово «дефолт». Это слово знал каждый, от бизнесмена до школьника. А 17 августа записано в новейшую историю России как «черный вторник». Что вспоминают об этом времени ставропольские бизнесмены и чиновники, расскажет Катерина Перова.
Борис Оболенец – один из немногих, кому дефолт оказался на руку. Депутат краевой думы был тогда директором завода «Аналог», который выпускал компоненты для электронных материалов. Благодаря взлету доллара руководство предприятия не только заработало на производстве, но и выплатило многомиллионные долги по зарплате своим сотрудникам. Тогда всю заводскую продукцию хоть и продавали ее за рубли, но фиксировали в долларах. Больше половины шло на экспорт, поэтому дефолт многим оказался выгоден. А вот для тех, кто занимался продажей импортных товаров, 17 августа стало роковым. Доллар тогда вырос в пять раз, рубль обвалился, цены подскочили, зарплаты стали мизерными. Экономика пережила шок. Люди срочно снимали последние сбережения со счетов. Успели, правда, не все. Один за другим прекращали работу банки. В итоге миллионы жителей обнищали, лишившись своих кровных. В то время приходилось наблюдать трагедии – те, у кого были подписаны контракты и получены товары, рассчитывались уже по другим, более высоким ценам. Сейчас дефолт называют своего рода прививкой для российской экономики, чтобы она стала развиваться дальше. Уже в 1999 году были замечены положительные темпы роста. Страна довольно быстро выбралась из ямы, а люди из событий одиннадцатилетней давности извлекли для себя урок.
21 августа 2009, 16:00
Телекомпания «АТВ-Ставрополь»
Программа «Новости 24. Тем временем»