Каверы vs Авторы: чем живет музыка в Ставрополе?

Споры о том, что лучше каверы или оригинальные авторские композиции, не утихают. В музыкальной среде Ставрополя этот вопрос так же актуален. У нас в городе есть много различных кавер-бэндов и групп с авторским творчеством. Мы взяли интервью у Анны из кавер-бэнда «8bit» и у Никиты из группы с оригинальными музыкальными композициями «БРОКЕНХАРТС».

И предлагаем вам самим сравнить и решить: кто круче?

8bit

и Анна из кавер-бэнда
Каверы бывают разные. Если есть именно кавер-версия песни, то почему нет. Это творчество, основанное на какой-то композиции
Анна (8bit)
- Какая роль у каждого участника группы?

Надя – вокал, прекрасно поёт, поражает всех своей проникновенностью, своей красотой.

Хабип – вокал, дает потрясающую атмосферу на мероприятиях, заряжает толпу так, что люди с танцпола просто не уходят.

Роман – гитарист, который еще и умеет петь. Он выглядит, как Антонио Бандерас, поёт как Юрий Шевчук. Поэтому, у него тут двоякая функция и визуальная, потому что с ним после выступления, как правило, фотографируются девчонки, и аудиальная, потому что, когда он начинает петь, зал обычно поворачивается к сцене и не понимает, что происходит. Они ищут, кто же это поёт, а это поёт Роман, не Юрий Шевчук, но очень похоже.

Руслан – бас-гитара. Самый технически подкованный из нас всех. Помимо того, что он держит басовую линию, фундаментальную, он ещё и ведает очень многими техническими вопросами. Это его визитная карточка - исправление технических неполадок.

Дима – очень талантливый барабанщик. Его знают, наверное, все музыканты Ставрополя. Он сыграет всё, везде, на любом инструменте, и это будет звучать отлично.

Я – Анна, клавишница и руководительница кавер-группы «8bit». Поскольку я сама профессиональная пианистка, очень люблю выбирать такие песни, в которых делается акцент на клавиши. Например, Маргулис - "Мой друг играет блюз" у нас всегда, на любом выступлении заходит в шикарно. Я эту песню очень люблю, честно говоря. Из-за своих предпочтений выбрала её и ничуть не жалею. Так что на клавиши у нас большой акцент.

Звукорежиссер Миша
– замечательный, добрый человек, очень талантливый звукорежиссер, который сейчас студийную работу дополняет сценической. Всегда говорит: "Ребята, у меня такое ощущение, что я с вами на сцене был! Столько эмоций получил!". Обычно звукорежиссеры так не говорят, а Миша настолько плотно включается в работу всегда, что мы действительно чувствуем его поддержку.
- Кому пришла идея создать группу? Когда это произошло?

– Группе примерно год, хотя, со многими ребятами мы уже давно знакомы. Изначально это были какие-то творческие проекты, которые не приносили дохода и строились на юношеском альтруизме. Потом мы выросли и оказалось, что финансовый вопрос тоже стимулирует творческий процесс, потому что взрослая жизнь накладывает свои отпечатки. Творчество стало разваливаться без финансовой подоплеки. К сожалению, это реалии современной жизни. Поэтому мы решили: для того, чтобы творчество не сгибалось, надо его подпитать финансами. Мы это и сделали: создали проект, который направлен именно на коммерцию. Кому принадлежит эта идея – не понятно. Это всё само собой, перманентно получилось. В принципе, все мы с юношеских лет играем в каких-то коллективах, для нас не нормально не играть. Это то же самое, как не почистить с утра зубы. Если у тебя нет репетиций, у тебя нет концертов, это вообще нормально?

- Почему решили так называть группу?

– Поскольку изначально мы запускали проект, основанные на музыке 90-х, мы искали названия, связанные именно с девяностыми. Сейчас у нас уже более широкий репертуар. Есть и рок-хиты, и современная музыка, а название осталось. Восьмибитные звуки мы слышим и в денди, и в старых компьютерных игрушках. Например, "Принц Персии". Мы на этом выросли, в нас это очень откликается. Поэтому и решили дать такое название. Ещё была классная история: мы сидели в компании друзей, были и ребята из группы, и мой супруг говорит нам: «Ребята, смотрите, что я обнаружил». Он взял сухие спагетти, зажал их в руках. Затем слегка расслабил пальцы и опустил спагетти на деревянный стол. Получается звук взрыва в 8-битных играх. И мы поняли, что это топ, что именно это надо использовать.
Так что 8-bit, девяностые, сухие спагетти – вот такие ассоциации
- А в каком жанре вы преимущественно исполняете музыку?

– Играем мы, конечно, в основном попсу, как бы не было это печально. Это действительно продаётся. Людям это нравится, они под такие песни отдыхают и расслабляются. Иногда для себя добавляем специю, которая нам по вкусу – играем рок-хиты. Есть в репертуаре треки, на которых мы выросли, под которые мы сами кайфуем. Играем Земфиру, Маргулис, BonJovi. А из современного нам очень нравится Maroon 5.

- Сложно ли заниматься музыкой в провинциальном городе?

– Не сложно. Музыкой можно заниматься где угодно. Берешь музыкальный инструмент и занимаешься. В горах прекрасно заниматься музыкой. Там такое вдохновение, что вообще обалдеть можно. Поэтому, это все условности. Заниматься музыкой можно где угодно, когда угодно, и я бы даже сказала, на чём угодно. Никаких трудностей не испытываем.

- Отказываетесь от заказов? Какая может быть причина?

– На данный момент таких случаев не было. Мы можем отказаться, если у нас накладка есть, но из-за каких-то идеологических, религиозных или других похожих причин – нет. Мы люди мирные, стараемся всегда идти на диалог.

- Получается ли зарабатывать деньги на музыке?

– Да, получается. На самом деле, зарабатывать сейчас можно на всём, если правильно выстроить процесс.
- Какой ваш самый запомнившийся концерт?

– Самый запомнившийся концерт для 8bit, видимо, ещё впереди.

- Есть ли уже какая-то фанбаза? Бывает, что на улице кто-то подходит поздороваться, сказать что-то о вашей музыке?

– Да, у нас есть даже директор нашего фан-клуба, Кирилл. После концертов, конечно, люди подходят, мы общаемся, и они на эмоциях делятся своими впечатлениями. Ну, а так в обычной жизни нет. У всех людей свои заботы, каждый человек думает больше о себе. Зачем ему мы? Мы ему нужны для того, чтобы поднять настроение. Когда всё получается, подходят и говорят "спасибо" – это главное.

- Если вы вдруг станете популярными, останетесь ли в Ставрополе или хотите куда-то переехать? Почему?

– Популярность никак не влияет на переезд. Это может так было лет двадцать назад: если популярный, значит нужно переезжать. Сейчас немножко другое время, и оно не требует таких радикальных перемен. Переезд нужен, если есть какая-то постоянная работа, допустим, в Москве. Если зовут туда или за рубеж. Если есть постоянная работа здесь, тогда и смысл переезжать.
- Какие у вас самые дерзкие мечты в вашем музыкальном проекте?

– Самая дерзкая мечта – это не сыграть с кем-то или на какой-то особенной площадке, так как сейчас это вообще не проблема. Небольшая предыстория. У группы VanHalen был такой пункт в бытовом райдере: в гримёрке должны быть драже M&Ms в пиалке, и оттуда должны убрать все коричневые конфетки. Вот это я считаю дерзкая выходка, которую могут себе позволить музыканты. На самом деле, это сделано не просто так. VanHalen так понимают, насколько организатор внимательно читает и выполняет райдер. Если этот пункт выполнен, значит за всё остальное можно не переживать, а если этот пункт не выполнен, могут возникнуть и другие вопросы к организаторам. Вот это я считаю дерзкая мечта. Хочу так же.
- Чем вы занимаетесь помимо игры в группе?

– Все участники группы имеют основную работу. Например, Надя – профессиональная вокалистка, она ещё поёт в ансамбле VIVA и преподает вокал. Вокалист Хабип – преподаватель обществознания и гуманитарных дисциплин в колледже. Роман(гитарист) работает у Василия Скакуна. У нашего басиста Руслана бизнес с родителями, связанный с детскими выставками, плюс он программист. Наш барабанщик Дима играет в нескольких музыкальных коллективах, преподает игру на барабанах. Звукорежиссер Миша тоже с семьёй занимается бизнесом. У него свой магазин. Ещё занимается звукорежиссурой, записью. Я преподаватель музыки, ораторского искусства и публичных выступлений.

- Есть какие-то кумиры, на которых вы равняетесь?

- Есть, конечно. Мы стараемся держать курс на хорошие московские кавер-группы, которые достаточно зарабатывают. Вот есть отличное правило: если хочешь быть как кто-то, просто бери и делай всё также. Поэтому мы берём их модель построения бизнеса и делаем также.

- Как проходят будни кавер-группы? Часто выступаете?

-Участники кавер-группы заняты другими делами, проектами и работой, и ещё есть в жизни много интересных дел. Если кавер-группу брать, то выступаем 2-3 раза в месяц. Надеемся, что к Новому году выступления будут почаще. Я думаю, все понимают, что в нынешних условиях не так легко найти 3-4 мероприятия в месяц. Но, я надеюсь, что в следующем году всё наладится, и нашей целью будет 365 концертов за год.

- Работали в тандеме с другими музыкантами?

- Каждый из наших участников выступал с разными людьми, которые либо очень известные, либо известны в определенных кругах, либо очень крутые, но, к сожалению, неизвестны. Из того, что люди могут знать - это Сосо Павлиашвили, группа «Мастер», группа «Эпидемия», группа «Catharsis». Вот такие самые, пожалуй, известные имена, которые мы можем назвать.

- Есть ли правила, которым нужно придерживаться кавер-группе?

- Есть правила и рекомендации кавер-группам. Я бы сказала, что кавер-группа - это такой же бизнес, как и любой другой. Есть творчество, а есть бизнес. Кавер-группа, нацеленная на коммерческие выступления, это бизнес-проект, и относиться к нему нужно как к бизнесу, а не как к творчеству. Творчество многих уводит не в ту сторону, и в итоге проект загибается, и ни к чему не приводит. Записывайте себя, слушайте со стороны и работайте над тем, что вам не нравится.
- Можно ли каверы считать творчеством?

– Каверы бывают разные. Если это просто в копейку сыграно, то, конечно, это не творчество, а если кавер со своей обработкой, то есть именно кавер-версия песни, например BonJovi – "It'sMyLife" в блюзовом варианте, то почему нет. Это творчество, основанное на какой-то композиции.

- Любимые песни из тех, которые исполняете сами? Почему именно они?

– Например, мы с удовольствием играем Земфиру, потому что у неё очень самобытная музыка, очень интересные гармонии, сплошное удовольствие её играть. Мы любим играть Би-2, музыка попроще, но эмоционально откликается неплохо. Из более современного, мы с удовольствием играем Maroon 5. Это то, что среди современных исполнителей действительно приятно поиграть. Вообще нам приятно играть то, на чём мы росли, то, что мы слушали в юности, в студенчестве. Потому что эта музыка связана с яркими событиями в нашей жизни. Эта музыка остаётся нами любима до конца дней. Так же, как наши родители, например, в молодости слушали Deep Purple и Pink Floyd, и они до сих пор это любят, с удовольствием слушают и никогда не перестанут любить. Когда мы росли, слушали разных рок-исполнителей, и зарубежных, и русских, – это всё в нас очень откликается. Поэтому, именно рок музыка, музыка девяностых – это, пожалуй, то, что нами особенно любимо.

- А каких исполнителей сами слушаете?

– Общее направление – это рок-музыка. Это то, что нам всем очень близко.

- Какие планы на будущее у группы?

– У нас барабанщик мечтает съездить и сыграть на Мальдивах. По-моему, очень хорошие планы на будущее. Попробуем это сделать.

БРОКЕНХАРТС

и Никита
Мы тоже так иногда делаем. Каверы – это хорошая практика
Никита (БРОКЕНХАРТС)
– Кому пришла идея создать группу и как это произошло?

– Идея пришла мне. До этого мы в 2012 году с вокалистом и барабанщиком были в группе «Play let's play». Мы играли панк-рок. Поиграли и разъехались. Я уехал в Сочи, кто-то из ребят за границу, кто-то остался в Невинномысске. Пару лет назад я вернулся в Ставрополь и откопал старые архивы песен, досочинял их к альбому. И мы с Лешей (вокалистом) их аранжировали и выпустили. Музыку и тексты пишу я, а Леша внес свою лепту в создание альбома как саунд-продюсер. Вот так и появилась группа «Брокенхартс».

– Что значит название вашей группы и как оно к вам пришло? Кто его придумал?

– Я придумал. Я – большой фанат группы «Alkaline Trio». Дань группе, скажем так.
– В каком жанре вы играете?

– Панк-рок/поп-панк. Выдержали этот альбом (мини-альбом «Флэшбеки») в рамках этих стилей.

– А чем вы занимаетесь, помимо музыки?

– Я целыми днями катаюсь на скейте, люблю кофе и работаю бариста, постоянно развиваюсь и прокачиваюсь в сфере своей работы.

Гоша играет у нас на гитаре, катает на доске, работает начальником IT-отдела гостиницы в Сочи, помимо Брокенхартс, играет в группе «Ideя Fix». Мы познакомились в Сочи в 2015 году, сначала просто общались в сети, а потом «словились» и решили играть. Когда появились Брокенхартс, то я сразу решил взять Гошу к нам, так как он чувствует музыку на все 100 %, и работать с ним всегда интересно и круто. Вообще, в Сочи приезжает очень много классных пацанов и девчонок, со своими крутыми идеями и задумками. Сочифорния – onelove.

Артём играет на барабанах, работает бухгалтером, так же, как и мы с Гошей, катается на доске.

Дима – гитарист, но в группе играет на бас-гитаре, талантливый чувак, который может от рассвета до заката сидеть за компом что-то сочинять и записывать

Про вокалиста пока ничего говорить не буду, приходите 31-го октября на Хэллоуин-пати в Рок-бар, и сами всё услышите и увидите.
– Сложно ли заниматься музыкой в провинциальном городе? Какие сложности возникают?

– В первую очередь, это музыканты, конечно. Сложно ими быть в чистом виде. Ещё сложность состоит в поиске площадок для выступления. Здесь, конечно, есть несколько – рок-бар и паб «Меломан». А больше не знаю.

– Вы не сотрудничаете с лейблами, продюсерами?

– Я считаю, да и вообще многие музыканты так считают, что лейблы не нужны в 2020 году. Если будет какое-то интересное предложение, то можно подумать.

– А интересное предложение – это большие деньги?

– Скорее, чтобы было хорошо всем, а не только дяде с лейбла.

– А вы как-то пиаритесь? Продвигаете себя и группу?

– В социальных сетях: Instagram, Youtube, VK. Используем все стандартные инструменты.

– Получается ли у вас зарабатывать деньги на музыке или музыка – это не ваше основное занятие?

– Немного получается, но все равно приходится работать на основной работе. Хотелось бы, чтобы музыка была основным занятием, и мы стремимся к этому.

– Много у вас было концертов и какой был самым запоминающимся? Происходило ли что-то экстраординарное?

– Около пяти концертов, но мы только начинаем. Знаете, все концерты по-своему крутые были, но в Сочи запомнился мне больше всего, так как мне нравится атмосфера в этом городе. Это был наш первый концерт. Там есть большая скейт-панк-тусовка, и я называю этот город «Сочифорния» – русская Калифорния. Пришло очень много людей, было классно, потому что в последнее время на локальные концерт приходит человек 20 друзей. А там было много. Даже микрофоны вылетали в зал. Очень атмосферно. Ещё очень понравилось в Ставрополе, тоже было много людей, и все классно поддержали. Также, удивил Буденновск. Я даже говорил об этом организаторам, так как думал, что мы едем непонятно куда, в какую-то закусочную, а оказалась очень классная тусовка с добродушными ребятами. Везде классно по-своему.
– А у вас есть фанбаза? Подходят уже люди?

– Да, есть такое. Это прикольно и очень непривычно. Стоишь весь красный, улыбаешься.

– Есть у вас какая-то мечта в группе?

– Думаю, мы бы все хотели зарабатывать только музыкой, заниматься и отдаваться полностью только ей. Обычно люди после 25 лет перегорают, идут на работу. А у меня, например, почему-то это продолжается. До сих пор я пытаюсь. Мне, к слову, 28 лет.

– Если ваша группа станет популярной, то как вы думаете, вы останетесь в Ставрополе? Или переедете и будете двигаться дальше?

– Я бы хотел в Сочи переехать. Мне нравится весь этот южный вайб, вся эта движуха, и я люблю тепло. В Калифорнию само собой, конечно, на Венис-Бич, где-нибудь там в палатке пожить можно было. А так – Сочи.

– У вас есть примеры для подражания?


– Конечно, есть. Это группы The Misfits, Alkaline Trio, Blink-182. Очень крутые ребята, придумали что-то свое, свой стиль поп-панк. Хорор-панк, как The Misfits. Они просто в 1977 году очень любили Монро и фильмы ужасов и подумали: «А почему бы нам не петь об этом?». Так и придумали хоррор-панк со своей историей. Это очень классно. Или те же Alkaline Trio. Моя любимая группа, потому что они, вроде, подражали The Misfits, но тоже придумали что-то свое. Какую-то мелодичность поп-панка. Мрачно, прикольно.
– Если бы можно было записать фит с кем угодно, кто бы это был?

– Можно я топ-3 назову? Говард Бенсон – это человек, который сделал альбом The Black Parade группы My Chemical Romance. Он очень крутой продюсер. Еще он сделал «American Idiot» группы Green Day. Да вообще много всего классного. Также Джерри Финн, он сделал тот самый звук Blink-182 1999 года. И Джон Фельдманн, продюсер Fever 333, «Black Veil Brides», Blink-182, а сейчас он у Трэвиса Баркера, Machine Gun Kelly, Yungblud. Очень крутой, лидер и вокалист панк группы Goldfinger.


– Как проходят ваши концерты? Вас приглашают или вы сами устраиваете их?

– Мы ни разу не связывались ни с кем. Сами организаторы пишут. Но сейчас хотим найти человека, который будет этим заниматься, писать, ходить по клубам и заведениям, искать площадки и т.д.

– Где вы записываете музыку?

– Мы пишем все дома. 21-й век позволяет делать это. Сводит звук Женя Сычев из группы «ТапОК». Крутой чувак.

– У вас в группе одни парни? Почему нет девушек?

– Не знаю, так сложилось. Мы давно знакомы: я, Леша и Артем, подтянули Гошу ещё. Потом познакомились с Димой. Съездили и сняли клип. Как-то так собралась у нас команда людей-единомышленников.

– Можно ли каверы считать творчеством?

– Это с какой стороны посмотреть. Очень не люблю кавер-бэнды. В Сочи тьма таких. Когда человек, который горит музыкой, идет в ресторан, так как на каверах можно поднять хорошие деньги, то всё забывается, всё его творчество, всё то, что он делал, хотел. Глаза у него не горят уже, потому что проще что-то сыграть, «срубить бабла» и всё.

– Но некоторые группы начинают с каверов…

– Я имею ввиду ресторанные кавер-бэнды, которые просто поют чужую музыку. Сколько людей, столько и мнений. Хотя, я тоже играю в «Меломане» и каверы, и свои песни. Но, я играю здесь бесплатно, не за деньги, за идею.

– А когда музыкальные группы исполняют каверы в измененном виде, с другой аранжировкой, например?

– Это классно, да. Мы тоже так иногда делаем. Каверы – это хорошая практика.
– Каких исполнителей слушаете?

- Самые любимые группы: The Misfits, Alkaline Trio, My Chemical Romance, Blink-182, Ramones, Nofx. Ну и отцы, если можно так сказать, – это НАИВ, Тараканы!, СМЕХ, Супермаркет и Пляж.

– Как вы репетируете, находясь в разных городах? И влияет ли расстояние на "химию" в группе?

– Ребята снимают партии дома, а перед концертом мы все собираемся на генеральную репетицию и играем. Всё. Мы друзья, знаем друг друга давно, поэтому это никак не влияет на нас. Ребята приезжают ко мне, я катаюсь к ним. Скоро хотим сделать концертик или что-нибудь прикольное. Как пели "Порнофильмы": "нет преграды в расстояниях – приезжай".

– Какие планы на будущее?

– Планируем выпустить сингл. Сейчас уже записываем инструментал. Будем выступать в ноябре, в Будённовске.
Авторы: Анастасия Жидкова и Карина Агаджанян
Фото- и видеоматериалы предоставили группы 8bit и БРОКЕНХАРТС