Занавес открывается: за кулисами Ставропольского театра кукол

Ограничения, связанные с коронавирусом и реконструкция, экономические трудности и ремонт - до конца прошлого года театральная жизнь в городе будто застыла на месте. Затяжной антракт подходит к концу - и занавесы на сценах вновь открываются и приходят в движение. Что изменилось в театре, чем жили актёры в период ограничений и что теперь ждёт зрителей?

В цикле материалов рассказываем, как оживают ставропольские театры.
Одно из самых ярких открытий нового года в мире культуры - Ставропольский театр кукол. Его даже можно назвать возрождением. Более 20 лет театр не мог проводить спектакли в собственном здании.

Пьеса "Открытие Ставропольского театра кукол"

Пьеса в одном действии

В ролях:

Ольга Яковлева - директор театра
Игорь Каспаров - главный режиссер театра
Татьяна Стукачева - актриса
Актёры и рабочие
Журналисты АТВмедиа

Летающие машины - несбывшееся предсказание из фильма "Назад в будущее-2".

Сцена первая. Переезд

Обновлённое фойе театра кукол. Из зала в зал то и дело проходят рабочие. Рядом с журналистами стоят актёры, ещё в верхней одежде ,- небольшая команда приехала специально для съёмки.

Ольга Яковлева: У нас просто репетиции пока проходят в прошлом зале. Не до конца переехали.

Журналист: Поняла. Кстати, а можно же будет посмотреть, где сейчас "живут" куклы? Для кадров.

Ольга Яковлева: Склад у нас еще в северо-западном районе. Остальные актёры и текущий реквизит - ещё в зале ДК и С. На репетиции.
Татьяна Стукачева: Когда нам отдали это здание, оно уже было в аварийном состоянии. Полы были вскрыты, грибок пронизал все стены. Которые, к слову, толстые, и бороться с ним никак нельзя было.

К слову, под лестницей у нас был такой закуток, в котором располагались все удобства, чтобы мы не ходили на улицу.
Летающие машины - несбывшееся предсказание из фильма "Назад в будущее-2".
В таком формате мы работали до 1999 года. В этом году мы сдали спектакль «Гуси-лебеди», он стал последним в старых стенах. Дальше запретили сюда приводить зрителей из-за аварийного состояния и кровли, и всех перекрытий, и здания в целом.

Мы продолжали репетировать здесь. Но для спектаклей мы путешествовали по детским садам, школам, «городам и весям».

Восемь лет назад мы переехали в залы ДК и С. Тогда новые условия казались нам нереальными. И вот, наконец, мы вернулись в родные стены - да ещё какие. Здесь всё пространство может работать для зрителя!
В зале, где рос дуб, теперь снова можно играть спектакли.

Сцена вторая. Экскурсия

В небольшом театре суета и небольшой рабочий беспорядок. Вместо актёров главную роль на сцене сейчас играет стремянка.
Ольга Яковлева: Последние спектакли в офлайн-режиме у нас прошли 23 марта. И театр ушел на карантин. За прошлый год мы выпустили четыре премьеры, которые уже ждут нас на этой сцене: «Двенадцать месяцев», «Каштанка», «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка» и «Приключения на дороге». Активно работали мастерские: мы готовили декорации, костюмы, провели очень большую работу.

Мы запустили девять онлайн-проектов. Мы читали сказки, рассказывали стихи, пели песни и показывали закулисье театра. Даже создали свою мультипликационную студию «Неполный миллиметр».

Мы не заканчиваем эту историю, планируем продолжать этот формат. Мультфильмы, которые делать начали в период пандемии, мы забрасывать тоже не собираемся – наоборот, в скором времени может заработать творческая мастерская, где юные любители театра смогут создавать собственные истории вместе с актёрами. Есть такое понятие как мульттерапия: когда собирается группа детей и сами выступают сценаристами, режиссерами и мультипликаторами. Создавать куклы, делать съемки – если у нас есть такая возможность, почему бы и нет?
Сейчас мы снова возвращаемся к нашему зрителю - и после частичного снятия ограничений, и после долгих скитаний. У нас наконец-то появился свой дом. Вернее, спустя восемь лет мы вернулись домой.

У нас теперь есть просторное фойе. А ещё большая детская комната. Мы ее назвали "комнатой сказок". В дальнейшем мы хотим проводить в ней спектакли для самых маленьких детей - от года.
Летающие машины - несбывшееся предсказание из фильма "Назад в будущее-2".
Есть малый зал, в котором планируются спектакли для зрителей до пяти лет. Небольшие представления требуют, чтобы дети принимали в них непосредственное участие. В таких историях нужен контакт с актёрами, куклами. И этот зал идеально подойдет для таких представлений. Видите светомузыкальное и звуковое оборудование? Его можно максимально задействовать.

А вот и основной зал. Сейчас ему позавидует, наверное, весь юг. Раньше поднимать кулису нужно было вручную, канатами. Сейчас у нас стоит большой цифровой пульт, который управляется одним человеком. Здесь же техническое оснащение для помощников режиссера.

Есть и 3D-мэппинг: 12 проекторов, которые одновременно работают на сцену и на зал. Можно спроецировать всё, что необходимо для спектакля: от снежинок и падающих листьев до каких-то определенных изображений. Дети воспринимают такое зрелище с восторгом. Теперь у нас есть задача – отойти от статуса передвижного театра кукол, подстраивавшегося под маленькие сцены детских садов и школ. Сейчас у нас появилась большая сцена, поворотный круг, есть полностью световое решение. И вот всю эту историю нам нужно адаптировать, вплести все технические возможности как выразительные средства в наши представления - а сейчас в репертуаре театра 42 спектакля. В новых проектах изобразительные средства уже включены в процесс.
Самое главное в зале – кресла можно трансформировать для самых маленьких. Малышам не нужно тянуться, мамам не нужно брать их на руки. К тому же, у зала есть небольшой уклон, и ребенок любого возраста полностью видит всё действие.

Обновилось и рабочее место помощника режиссера. Раньше он бегал по всему театру, всех собирал, пытался понять, что происходит. Сейчас помощник режиссера управляет процессом из одной точки. Во-первых, по картинке с камер он понимает, что происходит в фойе, пришёл ли зритель; отсюда же управляет звонками, оповещает актёрский состав.

Сцена третья. Творческие планы

Пустой зал. В новом театре остался только режиссёр и журналисты. У режиссёра постоянно звонит телефон - его тоже ждут помочь с декорациями.
Игорь Каспаров: В театре кукол я работаю только полгода. Но могу сказать точно: когда в марте всему театральному миру «подрезали крылья», мы, конечно, все резко обалдели. В нашем театре кукол как раз готовилась премьера спектакля «Каштанка» - но все планы пришлось отменить. Такого никогда не было.
Летающие машины - несбывшееся предсказание из фильма "Назад в будущее-2".
К счастью, наш театр государственный, и у нас была возможность работать не только для себя, но и для зрителя посредством онлайн-платформ. Так делали многие театры – например, в Петербурге Александринский театр давал онлайн-спектакли, в Москве - Большой.

Несмотря на сложную и непонятную ситуацию, актеры собрались – и начали делать контент. Артисты получили возможность выйти за рамки своих амплуа и привычных форматов – сложившаяся ситуация показала их невероятно многогранными. Актеры работали в драматическом плане, кинематографическом, озвучке и прочем.

Конечно, мы пострадали от пандемии, как и любой театр. Мы разлучились со зрителем. А театр без зрителя существовать не может. Играть для самих себя, конечно, можно с точки зрения практики. Но взаимоотдача от зрителя – это очень важный момент, особенно для актера.
Но чтобы не терять навык, мы ушли в онлайн: сайт, YouTube, Instagram, ВКонтакте и прочее.
Мы читали детям сказки, сняли первую короткометражку - двенадцатиминутный фильм по рассказу Аркадия Аверченко «Индейская хитрость». В нем наши взрослые актёры играли школьников. Получилась такая ироническая история. Для съёмок даже не понадобились особые декорации.
Летающие машины - несбывшееся предсказание из фильма "Назад в будущее-2".
Мы стали записывать басни. Мы работали с куклами, без кукол, с текстом, анимацией – экспериментировали во всём. Важно подчеркнуть: актеры стали пробовать себя сами – без моей режиссерской и вообще без чьей-либо помощи – сами стали придумывать проекты. К примеру, три наших актрисы взяли и стали втроем сами снимать анимационный ролик. С куклами, с декорациями, диорамами они сделали больше пяти серий детской сказки по Андрею Усачёву про умную собачку Соню. Выпустили целый сезон, получается. Сейчас они работают над новым проектом. Другой наш актёр, Виталий Якушенко, уже давно занимается сказками Сергея Козлова. Он со своей инициативной группой тоже снимает мультики. Только что у нас записывались старожилы театра, семья Ильядис. Исполняли авторские песни.

Теперь, когда у нас наконец-то появился свой дом, мы, конечно, не будем бросать онлайн-проекты, но хотим уже осваивать новое пространство, на котором никто из нас раньше, конечно, не работал. Потому что на этой площадке можно играть в принципе что угодно.
Что касается творческих планов и в частности взрослого материала. Безусловно, каждый режиссер хочет охватить всю возрастную аудиторию. Конечно же, нужно делать взрослые спектакли. И вообще нам очень хочется, чтобы наш зритель чувствовал и понимал разницу между кукольным театром и театром кукол. А вещи это абсолютно разные. Кукольный театр – это «ням-ням», «тьфу-тьфу», которое играют где-нибудь в торговых центрах. Это не настоящий театр. Это что-то с игрушками, где куклами трясут, а не работают. Я не говорю про выездные спектакли – это как раз нормально, мы все их играем в тех же торговых центрах, школах и садах. Я про профессионализм и отношение к творчеству. Театр кукол – это совершенно особое существование. Актёр-кукольник – это актёр универсальный. Он может играть и в живом плане, без куклы, и пластикой.
Мы хотим, чтобы у нас был именно театр кукол. Чтобы взрослые, приходя сюда, не относились к этому как времяпрепровождению для детей. Чтобы им было самим интересно смотреть материал. Чтобы взрослые сами, оставив детей дома играть, пошли вечером в театр кукол.
Например, лет пять назад у нас был поставлен взрослый спектакль по Набокову, «Приглашение на казнь» с рейтингом 18+. Не то, чтобы там было что-то откровенное, но это был серьезный материал для взрослого восприятия. Если нам когда-нибудь удастся восстановить этот спектакль, было бы замечательно.

Кроме того, я и сам хочу поставить несколько взрослых работ. И материал, в принципе, уже есть в голове. Осталось взять и сделать. Найти время, материалы, ресурсы. К примеру, есть универсальный вариант: спектакль по «Скупому рыцарю» Пушкина. Вообще это школьная программа, но для малышей он не подойдет – им будет скучно. Но на него можно будет пойти как детям школьного возраста, так и взрослым будет интересно.

И совсем взрослый материал – по рассказам и романам Чарльза Буковски хочется сделать полумузыкальный спектакль. Но это уже вечерний спектакль.

Это еще не стоит даже в официальных планах, больше мысли о будущем. Сейчас у нас все силы уходят на "Двенадцать месяцев" и на другие большие спектакли, которые скоро здесь будем ставить.
Из режиссёрского "гнезда" начинают управлять занавесом - открывают и закрывают его для картинки. Совсем скоро здесь постоянно будут аплодировать зрители. А пока...

Занавес открывается.
Автор: Вероника Кизима
Фото: Валерия Соломонова