АТВ Ставрополь

10 июля 2019, 13:30 Происшествия

Перекидывание через прогиб обернулось для ставропольчанки серьёзными последствиями

Ролик со студентами ставропольского многопрофильного колледжа полтора года назад стал поводом для бурного обсуждения горожан. Зимние «забавы» молодежи с опрокидыванием через прогиб всерьез обеспокоили полицию, родителей и студентов

С тех пор ситуация нормализовалась, молодые люди стали осторожными в своих шутках. О конфликте со временем забыли все, за исключением главных героев этого ролика.

Детская «шалость» понесла за собой серьезные последствия для Ольги Харыбиной, в виде защемления шейного позвонка, сдавленной грудной клетки, травм позвоночника. Ожидалось, что лечение займет пару месяцев, однако недуг даёт о себе знать до сих пор.

— Три раза мы попадали в больницу, потому что у нас состояние ухудшалось, у ребенка были все время постоянные головные боли, болел позвоночник, болела спина, ребенок терял сознание. Эта шутка оказалась ей травмой на всю жизнь, ребенок у меня не может ни носить тяжелое, ни работать физически, часто головные боли продолжаются и сейчас, — рассказала Татьяна Харыбина, мать пострадавшей.

Лечение, продолжающееся до сих пор, стало проблемой не только физической и моральной, но также и финансовой — «шутка» одногруппника обошлась недешево. Понадобилось почти двести тысяч — неподъемную для семьи сумму пришлось брать в долг. Тем временем, со стороны несовершеннолетнего обидчика не было направлено ни копейки.

— Со стороны родителей никакой помощи не было. Я даже не могу сказать, что они вообще хотят и на что надеются, но просто они считают, что их сын не виноват, сам ребенок считает, что он не виноват и ничего в этом страшного нет. Но когда мы были на экспертизе, даже сами эксперты были удивлены — от этой шутки ребенок мог умереть, — продолжает рассказ Татьяна Харыбина.

Сегодня последствиями «шутки» занимаются уже не только родители, но и правоохранительные органы. В отношении молодого человека было возбуждено уголовное дело за причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений. Однако даже этот факт не побудил семью обидчика выйти на контакт. Звонки к матери студента ограничиваются гудками.

Татьяна говорит, что адвокат им запретил брать телефон с незнакомых номеров.

Нашей редакции удалось дозвониться до родителей. Но разговор нельзя назвать содержательным. Р. — редакция, М. — мама обидчика:

Р.: Алло, Луиза?

М.: Да.

Р.: Добрый день, скажите пожалуйста, мы продолжаем репортаж-расследование, который мы уже снимали. Скажите пожалуйста, на каком этапе и какая позиция у вас сейчас?

М.: Вы ошиблись номером.

Почему семья обидчика не идёт на контакт? Ответ лежит на поверхности.

В соответствии с действующим уголовным законодательством, этот инцидент относится к категории преступлений небольшой тяжести, срок давности привлечения по которому составляет два года. Другими словами, уже всего через 6 месяцев молодой человек законно уйдет от ответственности за свой поступок. В свою очередь, сегодня адвокат обидчика продолжает обещать организовать встречу сторон.

— На данном этапе мы опять-таки хотели прийти на мировую, но озвученные расходы на данный момент это семья не с таким большим достатком и у них таких возможностей нет. Тем не менее они готовы понести расходы, но нужно для этого время, так как официально ни отец, ни мать не работают, они подработками занимаются. Мы еще раз и еще раз за мирное урегулирование конфликта. Мы планируем в ближайшее время встретиться с её матерью, — ответил Адам Эльмурзаев, адвокат обидчика.

Что называется, обещанного три года ждут. В данном случае — полтора. После нашего разговора с адвокатом прошла неделя, однако, не изменилось ровным счетом ничего.

— На данный момент я дома не был, но я завтра попаду домой и узнаю, что с родственниками. Ну я завтра решу эти вопросы, если вовремя доеду, я думаю, в ближайшее время мы поедем. Они мне уже звонили, говорили, что надо бы поехать уже, — добавил Адам Эльмурзаев после повторного звонка.

На следующий день ситуация также осталась прежней. Решить вопрос законным путём также не представляется возможным.

— По непонятным причинам для стороны защиты сроки следствия затягиваются. В настоящий момент стороной защиты поданы жалобы на имя генерального прокурора РФ, прокурора Ставропольского края, прокурору Промышленного района Ставрополя, а также жалоба на имя уполномоченного по правам ребенка в Российской Федерации, — прокомментировал Николай Белёвцев, адвокат пострадавшей.

Прокуратура Промышленного района удовлетворила жалобу.

— В ходе проверки доводы, изложенные в жалобе нашли свое подтверждение, в связи с чем жалоба была удовлетворена в полном объеме, в адрес начальника следственного отдела направлено требование об устранении нарушений закона, которое было удовлетворено. В настоящее время уголовное дело находится в производстве следователя, которым производятся все необходимые следственные действия. Основной причиной волокиты, допущенной при следовании уголовного дела послужила необходимость обеспечения явки подозреваемого законным представителем, проживающим на территории республики Дагестан, — отметила Анна Давыдова, помощник прокурора Промышленного района Ставрополя.

— Отделом номер 3 УМВД возбуждено уголовное дело. В ходе расследования проведены необходимые процессуальные действия, а также судебные экспертизы. В настоящее время ведется работа по обеспечению явки несовершеннолетнего и его законного представителя из соседнего субъекта Ставропольского края в целях проведения дальнейших следственных действий для принятия законного и обоснованного решения, — рассказала Светлана Сухорукова, инспектор по особым поручениям ОИиОС ГУ МВД России по Ставропольскому краю.

Такое ожидание длится уже полтора года, отсюда встаёт логичный вопрос — насколько граждане России защищены? Структуры, призванные нас оберегать, оставляют человека один на один со своей проблемой, чтобы тот в последней надежде обращался в средства массовой информации.

Изменится ли работа следствия после жалобы адвоката? Или безответственное поведение студента так и останется безнаказанным? На сегодняшний день остаётся только гадать, а семье Харыбиных — продолжать лечение дочери за свой счет. Мы следим за развитием событий.