"Я, наверное, мыслю образами", - Маргарита Ардашева о любимых темах ставропольских поэтов


О том, что нужно делать для того, чтобы лучше писать, где искать вдохновение и чем настоящее стихотворение отличается от рифмованных строчек в рамках проекта "Поэты в городе" мы поговорили с Маргаритой Ардашевой.

Рита любит море, проводит ридинг-группы по современной поэзии, посещает различные поэтические мероприятия не только в Ставрополе, но и за его пределами, печатается в различных журналах и сборниках и мечтает снимать фильмы на свои произведения.

– Я учусь в магистратуре, по направлению филология русской литературы, читаю (смеется). Каких-то особенных хобби нет.

Наверное, я достаточно открытый человек, как мне кажется, я с радостью общаюсь, завожу знакомства. Люблю людей и животных.

– Помнишь, как написала свое первое стихотворение?

– Мне кажется, это было всё время со мной. Я постоянно что-то сочиняла, что-то писала. Поэтому у меня нет какого-то момента, чтобы я могла сказать – это мой первый стих. Сначала мы с дедушкой что-то сочиняли вместе, потом я сама начала. И вот так оно и закрутилось.

– А дедушка у тебя тоже писал стихи?

Нет. Дедушка у меня был преподавателем политехнического университета, и он абсолютно не гуманитарий. Он просто старался развивать во мне какие-то творческие направления.

– Что тебя вдохновляет?

– Море. Причём в ноябре, когда туман, когда холодно и неприятно, и вот эти огромные серые волны…

– Многие не любят свои произведения. А как к своим относишься ты?

Мне кажется, это такой циклический процесс. Что-то пишется, тебе кажется: вау, как это здорово, наконец я написал что-то, за что мне будет не стыдно. Несколько раз это читается вслух, где-нибудь печатается, а потом ты думаешь: боже, что я несу. Пишешь новое, оно оказывается лучше, ты бегаешь с ним по всем публичным местам, и снова повторяется та же история (смеется).

– Как думаешь, нужно ли себя критиковать?

– Мне кажется, что это обязательный элемент не только в жизни творческого человека, а вообще любого человека, который чем-либо занимается, потому что без критики никогда не будет дальнейшего роста.
– Можешь процитировать свое любимое стихотворение?

– Самое-самое… Сейчас, нужно подумать, потому что таких много (смеется). Определиться с тем, что будет ближе всего трудно. Наверное, это маленький кусочек из стихотворения Дмитрия Быкова:
«Я устал от страхов прижизненных и загробных.
Одиночка, тщетно тянувшийся к большинству,
Я давно не ищу на свете себе подобных.
Хорошо, что нашел подобную. Тем живу».


— Посещашь ли ты в Ставрополе поэтические вечера или встречи?

— Раньше у меня была достаточно активная поэтическая жизнь. Мы ходили в литературное объединение «ЛОГОС» при СКФУ, это был ещё 2014-2015 год. Потом были поэтические слэмы, но как-то это постепенно начало затухать. И вот сейчас, в ноябре, я возобновила такую деятельность, правда я уже взяла инициативу на себя, и в книжном магазине «Князь Мышкин» я провожу ридинг-группы по современной поэзии, где мы обсуждаем какие-то тенденции, явления в современной поэзии, читаем современных авторов. У нас достаточно жаркие дискуссии бывают.

А вообще развито ли это в Ставрополе?
Мне кажется, это имеет достаточно стихийный характер, потому что кто-то загорается, кто-то хочет этим заниматься. Какое-то время продолжается насыщенная поэтическая жизнь.
К сожалению, это тенденция любого литературного объединения: оно какое-то время держится, людям интересно находиться вместе. А потом участники перерастают это объединение, и оно перестаёт существовать.
— Сколько тебе нужно времени, чтобы написать новое стихотворение?

— Каждый раз по-разному. Иногда это происходит на протяжении месяца, а иногда я сажусь в маршрутку и за пять минут пишу в телефоне что-то.

— Что ты хочешь получить от своего творчества?

Такой сложный вопрос. Да, наверное, самое важное, что я получаю от творчества, это процесс каких-то внутренних личностных изменений. Я понимаю, что сама трансформируюсь под воздействием своих текстов, потому что меня, не только стихотворения, но и проза, как-то очень направляют в жизни. Для меня это важнее всего.

— Говорят, что человек творит благодаря каким-то переживаниям: неразделенной любви, предательству, одиночеству и т.д. так ли это? Или же человек может создать что-то, будучи счастливым?

— Да, я думаю, что это так. Мне кажется, что это скорее всего из-за того, что, когда человек счастлив, ему некогда заниматься творчеством. Вот и всё.

— Что же такое поэзия?

— Можно, конечно, процитировать великих, и сказать, что поэзия – это божественный порядок слов (смеется). Всё-таки мне больше всего понравились слова Пришвина, о том, что поэзия - это одна из форм любви. Пусть будет так.
— Как думаешь, есть ли какой-то тренд или мода в поэзии? Может быть в наше время существуют отдельные темы, на которые модно писать?

— Скорее да. Ну вообще, поэзия очень чутко отзывается на все социальные явления. Вот сейчас коронавирус просто рвёт всех. Во всех пабликах стихи про него. Это, конечно же, страшно, но это определенный тренд.

— Писала ли ты когда-нибудь не по желанию, а заказу?

— Иногда ко мне обращались в университете, когда я ещё получала первое образование, но эти стихи никуда не шли. Меня просили написать, я сочиняла, и потом, может быть, кого-то поздравляли этим текстом. Честно, я не знаю их дальнейшую судьбу.

— А вообще как ты к этому относишься? Легко ли тебе писать на заказ?

— Очень нелегко. Мне кажется, что нужно разделять две вещи: творчество как творчество и творчество как ремесло. Как правило то, что пишется на заказ, – это какие-то поздравительные тексты, что искусством не является и являться не может по определению.
— Сложно ли поэту найти свою аудиторию?

— Мне кажется, что не очень сложно, если не ставить каких-то заоблачных рамок перед собой, просто размещая свои тексты в интернете. Какое-то количество людей, у которых будет отзываться твоё творчество, всегда будет. Мне, например, достаточно тех 3-5 людей, которые меня всегда лайкают, спасибо им за это.

— Поэтом может стать любой или им нужно родиться?

— Вот это извечный вопрос учёбы: возможна ли учёба в литературе? Она возможна только при тех обстоятельствах, если у человека есть какие-то задатки.
Я думаю, что так. Какое-то поэтическое шевеление мысли в голове должно быть.
— Стихотворение, которое отражает тебя и твое творчество в целом, наиболее близко тебе.

— Мне кажется, я такой нестабильный человек. В каждый период это разные стихотворения. Вот сейчас что-то абсолютно магическое происходит, я не написала ещё к этому стихотворение. А вот предыдущий период хорошо можно охарактеризовать:
«я родился в хворосте под навесом
сорок семь или двадцать тому назад
было страшно, когда заходился лесом
словно кашлем и мне грозят
что я тополем или тисом
прорасту из костей своих
если я в эту жизнь не вписан
то впиши меня в белый стих».

— Как думаешь, чем отличается поэзия от просто рифмованных строк?

— Поэзия, на мой взгляд, содержит настолько сконцентрированную боль и эмоции автора, что они рвутся из каждой буквы, из каждого знака, и сразу можно посмотреть и сказать, что это поэзия. А рифма – это текст в столбик.

— Ты зарабатываешь на своем творчестве? Есть ли такая возможность в Ставрополе?

— В Ставрополе не знаю. Может быть, есть возможность прийти на поэтический слэм, и там заработать немного денег. Но, как правило, всё это не приносит дохода, не для этого делается. Но очень приятно, когда опубликуют где-то и заплатят небольшой гонорар.

— А тебя публиковали?

— Да. Меня опубликовывал северо-остетинский журнал «Дарьял», «Новая юность», «Сура», детский журнал «Солнышко», сборник «Молодые писатели. Новые имена», и ещё где-то. Я уже не помню.

— Как это происходит? То есть ты просто отправляешь им свои стихотворения, связываешься как-то с редакцией?

— Как правило, всё равно есть так называемый самотёк, когда человек отправляет свои тексты на адрес редакции. Так у меня было с «Новой юностью». Бывают ситуации, когда изначально знакомишься с редактором, и он говорит: «Не хотела бы ты попробовать?». Это ещё не значит, что тебя опубликуют, и иногда получается сотрудничать, иногда не получается. Просто я ещё езжу на форум молодых писателей России, стран СНГ и зарубежья, и это позволяет наладить связи по всей русскоязычной территории.



— Нужно ли поэту учиться, чтобы стихотворения становились лучше или же это никак не влияет на результат?


— Учиться нужно. Совершенствоваться всегда нужно, потому что, как мне кажется, опасно застрять на какой-то стадии, остановиться, зациклиться на каких-то моментах и не перейти эту грань. Это не то, чтобы выход из зоны комфорта, но всегда должно быть стремление к лучшему.

— А твои стихотворения сразу приобретают вид или ты над ними еще какое-то время работаете?

— Как правило, у меня просто очень мощный внутренний цензор, и я стараюсь писать так, чтобы уже ничего не дорабатывать. Бывают, конечно, моменты редактирования: хочется где-то поменять слово, где-то чуть-чуть что-то заменить, но общая форма остаётся неизменной.
— Как происходит написание стихотворения: куда записываешь, всегда ли это происходит в удобное время или бывает, что вдохновение приходит в неподходящий момент?

— Как правило, мысль приходит всегда в неудобный момент. Если расслабиться, сварить себе кофе и сказать «сейчас я буду писать стихотворение», ничего не получится. Никогда. Оно приходит, когда ты едешь в маршрутке, когда ты идёшь… Я одно время работала в детском саду, и вот к семи утра бежишь в детский сад, и оно начинается, и ты думаешь: «почему сейчас, невовремя, не надо» (смеется). Вот такие истории. Записываю везде, где только можно, что будет под рукой. Либо это телефон, либо это бумага, мне это не особо принципиально. Главное зафиксировать.

— Можешь ли ты прямо сейчас сочинить стихотворение про еду?

Нет, у меня так не работает. Я тугодум, мне нужно раскачиваться (смеется).

— Чем отличается поэзия прошлых веков от современной?

— Ох, вот это тоже очень сложный вопрос, потому что, мне кажется, что всё прекрасное мало отличается друг от друга. Какие-то актуальные тексты будут актуальны и спустя 500 лет, и тысячу. Поэтому, наверно, люди читают античных поэтов и классиков. Вечное всегда прекрасно.
Сложно ли публиковаться в Ставрополе?

— Я думаю, что да, потому что мне кажется, здесь есть какой-то определённый вектор, куда должно быть всё направлено. Вот, меня распнут за эту фразу (смеется).
Просто если у тебя в стихотворении нет золотых колосьев и ты не воспеваешь поля Ставрополья – зачем ты нужен?
Как мне однажды сказали: «У таких как вы нужно отбирать ручки и отрезать вам руки». Бывает и так.

— Ты визуализируешь свои стихотворения? Появляются ли у тебя образы в голове?

— Я, наверное, мыслю образами. Поэтому у меня всегда, не то что картинка, у меня кино перед глазами. Да, и мне бы очень хотелось что-то такое самой снимать в дополнение к текстам.

— А не пробовала никогда?

— Пока нет такой технической возможности.

— Какие советы ты можете дать начинающим поэтам?


Ой, какой страшный вопрос (смеется). Главный совет – читать. Читать как можно больше хороших авторов. И не зазнаваться.

Читайте также
Автор: Анастасия Жидкова